Текущее время: 27 май 2018, 00:50

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
  Для печати | Сообщить другу Пред. тема | След. тема 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ставка Гуюка и маршрут Плано Карпини
СообщениеДобавлено: 06 июл 2011, 21:30 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 531
Рашид ад-Дин сообщает, что после смерти Угэдея «пришло известие о прибытии из похода Гуюк-хана в свою ставку на берегу реки Имиль».
Есть река Эмиль (Эмель), она с северо-востока впадает в озеро Алаколь, которое находится к востоку от озера Балхаш. Верховья реки расположены в Китае, а низовья в Казахстане. Известно описание ее берегов. Они пустынны, безлюдны и болотисты. Одним словом, местность крайне неудачная для расположения ставки сына верховного правителя монголов.
В то же время из истории с киданьским ханом Елюем Даши, захватившим государство Караханидов, известно, что кидани первоначально удержались лишь в районе реки Имиль и в Семиречье и только потом овладели значительной территорией Средней Азии, включая Хорезм.
Мое внимание столь захолустной реке обращено лишь потому, что ее название неожиданно возникает в тексте рассказа о путешествии Плано Карпини. Точнее, речь идет не о реке, а городе. «Затем мы въехали в землю черных китаев, в которой татары построили сызнова только один город, по имени Омыл… Выехав оттуда, мы нашли некое море, не очень большое, имя которого, так как мы не спросили о нем, нам неизвестно... По берегам этого моря мы ехали довольно много дней; это море имеет довольно много островков, и мы оставили его с левой стороны». Историки топоним Омыл относят к реке Имиль.
Предполагается, что этим «неким морем» является озеро Алаколь. Однако для традиционной истории здесь появляется крайне неприятная неувязка: ведь «прежде чем проехать Имил, надо было проехать озеро, а не наоборот» (Н. П. Шастина). Да и само озеро имеет такую конфигурацию, что никак нельзя говорить о многих днях пути вдоль его берегов.
Это не единственный болезненный вопрос для ТВ. Другой проблемой для историков является упоминание Карпини городов в стране бисерменов. Последних считают за хорезмийцев. С этим согласен. Читаем у Карпини: «В этой земле мы нашли бесчисленные истребленные города, разрушенные крепости и много опустошенных селений. В этой земле есть одна большая река, имя которой нам неизвестно; на ней стоит некий город, именуемый Янкинт, другой по имени Бархин и третий, именуемый Орнас, и очень много иных, имена которых нам неизвестны».
ТВ считает, что речь идет о реке СЫРДАРЬЕ. Историки, надо признать, довольно умело смогли подобрать аргументы в защиту своего утверждения. Ведь первые два названных города удачно вписываются в географию среднеазиатского похода Чингизхана, описанного Рашид ад-Дином. А следовательно, ошибка историков с привязкой монгольской столицы Каракорума к району современной Монголии в определенной степени сглаживается и становится не столь очевидной, хотя по-прежнему доказуемой.
Что же за город такой – Орнас? Карпини о нем больше не сообщает, но есть свидетельство, оставленное его спутником. Это «История тартар» брата Ц. де Бридиа, записавшего рассказ Бенедикта Поляка, спутника Карпини. Вот что тот сообщает. «Там же он взял, хотя и после долгой войны, очень укрепленный город по названию Барчин. А другой город, по названию Иакинт, сдался сам, и поэтому он его не разрушил, а, взяв добычу и умертвив наиболее знатных по своему обычаю и заставив переселить жителей, поселил других людей в этом городе. И проследовал по направлению к Орнасу, огромному городу, наполненному христианами, то есть газарами и аланами, а также разными сарраценами из различных частей [света]. И расположен он на реке занимающей большую часть [берега] моря, которая протекала через город. Тартары, перекрыв реку в верхней части, пустили воду стремительным потоком и потопили город со всем, что в нем было».
Не трудно обратиться к Рашид ад-Дину. Персидский историк так описывает осаду Хорезма. «[Затем] остановились на том, чтобы отвести [от города] воды Джейхуна, на котором в городе жители построили плотину-мост [джиср]. Три тысячи человек монгольского войска приготовились для этого дела. Они внезапно ударили в середину плотины, [но] городское население их окружило и всех перебило». И хотя эта попытка затопления не удалась, монголы тем не менее его затопили, но уже после захвата города. Джейхун – это АМУДАРЬЯ.
Современник тех событий арабо-курдский историк Ибн аль-Асир писал со слов очевидцев, что после пяти месяцев осады монголы завладев городом и, ограбив его, «открыли плотину, которою удерживалась вода Джейхуна от города; тогда вода хлынула в него и затопила весь город: строения разрушились и место их заняла вода. Из жителей его ни один не уцелел, тогда как в других землях некоторым удалось спастись: из них кто спрятался, кто бежал, кто вышел да потом спасся, кто сам ложился среди убитых и [потом] уходил; в Хорезме же тех, кто спрятался от татар, или затопила вода, или убили развалины».
Хорезмом принято называть не один город, а целый регион в низовьях Амударьи. Центром региона в описываемый период был город Гурганч (Ургенч), однако не надо путать его с современным узбекским городом, который тоже носит название Ургенч, он расположен в 190 километров от настоящего Ургенча (ныне Кёнеургенч в Туркмении). После затопления монголами Ургенча (т. е. Кёнеургенча), а в 1388 после его разрушения Тамерланом был основан современный узбекский Ургенч. Тем более к тому времени Амударья изменила направление своего русла и река ушла от старого Ургенча.
Рашид ад-Дин его называет Хорезмом, что не противоречит истине. Карпини и его спутник называют его Орнасом. То, что Орнас это Ургенч (Хорезм) ныне является общепринятым мнением: Орнас (Ornas) и Ургенч (Ürgänj, Örünggeči).
При этом получается, что названные Карпини и его спутником три города лежат на разных реках: первые два на Сырдарье, а Орнас на Амударье, хотя Карпини говорил об одной реке. При этом Орнас идентифицируется как Хорезм на реке Амударья. К тому же предлагаемая историками и археологами идентификация Яркинта и Бархина довольно сомнительна. За Яркинт принимаются современные развалины, известные под именем Джаныкент (был затоплен Аралом), а Бархин (Барчанлыгкент) так и не нашли. Кстати, развалины Джаныкента расположены не на берегу Сырдарьи, а в часе езды (по меркам XIX века) к югу от ЛЕВОГО берега реки. В этом случае возникает вопрос: могли ли Карпини и его спутник видеть город? Не могли, если, конечно, они не сделали крюк, проехав от реки Урал до Амударьи, а затем вновь уйдя на север. Если они такой крюк длиной в полтысячи километров не сделали, то должны были проезжать вдоль ПРАВОГО берега Сырдарьи, не видя города. Или они о нем только слышали?
Нет, «сведения францисканской миссии о судьбе двух городов с берегов Сыр-Дарьи являются несомненным свидетельством того, что во время странствия западные дипломаты побывали в этих городах» («Христианский мир и "Великая Монгольская империя". Материалы францисканской миссии 1245 года»). В связи с этим можно ли утверждать, что путь Плано Карпини в Каракорум вообще шел вдоль берегов Сырдарьи?
Город Бархин (Барчин) в форме Парчин упоминает армянский историк XIII века Киракос Гадзакеци в «Истории Армении»: «…т. е. к горам Харчух (откуда происходят сельджуки), которые берут начало в Таврских горах, доходят до Парчина и здесь кончаются». Т. е. Парчин расположен в месте, где кончаются горы.
Сельджуки первоначально жили на Сырдарье, а за два века до монголов начали распространять свое влияние на юг. Таврские горы – горы на территории современной Турции. Горы Харчух – непонятно. Однако хребет Копетдаг на юге Туркмении – последний из горных районов, далее к северу уже идет равнина (Туранская низменность). Поэтому ни в коем случае нельзя относить город Парчин к региону Сырдарьи (т. к. в этом случае до гор на юге будет около 900 километров).
Может быть, прояснит ситуацию с дислокацией Янгикента (Яркинта) и Барчина (Бархина) Рашид ад-Дин? Действительно, эти города упоминаются в его сочинении, и он однозначно помещает Янгикент и Барчин на Сырдарье. Вопрос только в том, где, в низовьях (по ТВ) или в верховьях реки?
Немного отвлечемся и рассмотрим вопрос местонахождения города Сугнак (Сыгнак). Рашид ад-Дин сообщает, что Джучи (Джочи) прежде чем отправиться на захват Дженда «дошел до города [касабэ] Сугнак, принадлежащего к округам Дженда и расположенного на берегу Сейхуна [Сыр-дарьи]». В примечаниях к тексту историками уточнено: «Сугнак, или Сыгнак, – город на Сыр-дарье, развалины которого, известные под именем Сунак-курган, лежат в 18 км к северу от бывшей почтовой станции Тюмень-арык в Казахской ССР». Читатель из приведенного текста примечания выделит лишь то, что город Сугнак расположен на реке Сырдарье. Как и должно быть согласно ТВ.
Однако историки, готовившие примечание, почему-то упустили маленькую деталь: город находился не на реке, а в 20 километрах от Сырдарьи. Судите сами, вот координаты городища, которое отождествляют с Сугнаком монгольских времен: 44°10′00″ с. ш. 67°05′00″ в. д. Странная забывчивость. Или передергивание фактов. Многое, выходящее из рук историков, надо перепроверять. Так и с городищами, которым они смело прицепляют названия древних городов. А эти развалины городища – действительно тот самый Сыгнак?
Обратимся к труду Фазлаллаха ибн Рузбихан Исфахани «Записки бухарского гостя», написанного в начале XVI века. В нем неоднократно упоминался город Сыгнак. Историки (но уже другие) и здесь написали примечание. «Сыгнак – город на левом берегу р. Сырдарьи». Напомню, что раскопанное городище находится в 20 километрах к северо-востоку со стороны ПРАВОГО берега Сырдарьи.
Читаем у Исфахани: «Одним словом, с намерением отразить этот народ от Самарканда [хан] с многочисленным войском направился в Туркестан, чтобы их устранить. Когда он дошел до границ страны казахов, то, миновав Сыгнак, он приблизился к Кара-Абдалу». В примечаниях отмечено, что «Кара-Абдал – селение в Самаркандской области УзССР, в 108 км к северу от г. Джизака». Если взять за отправную точку город Отрар, то это в противоположной стороне по Сырдарье от раскопанного городища, чьи координаты я дал.
У Исфахани есть еще одна привязка Сыгнака к местности. Мухаммад Тимур-султан расположил свою ставку в крепости Аркук. «Согласно августейшему повелению, утром двадцать восьмого шавваля мы покинули августейшую ставку и в конце того же дня прибыли в Сыгнак». Следовательно, Сыгнак находился рядом с Аркуком.
Далее, «первая крепость из числа туркестанских крепостей, которая явилась стоянкой августейших знамен, была крепость Аркук. Эта крепость в одном фарсахе от реки Сейхун, и расположена она на западной стороне реки. Через нее проходит дорога в восточные крепости Туркестана, как-то: Йаси, Сабрам и другие владения». В примечаниях читаем: «Йаси – город Туркестан в КазССР». Следовательно, Аркук, как и Сыгнак располагались южнее города Туркестан. Город же Туркестан находится далеко к юго-востоку от раскопанного городища, которое отождествляют с Сыгнаком.
Получается, что город Сыгнак в действительности находился далеко к югу от города Отрар, отправной точки среднеазиатского похода Чингизхана, т. е. ВВЕРХ по течению Сырдарьи. Нам же историки твердят, что Сыгнак (Сугнак) находился в противоположной стороне от Отрара, ВНИЗ по реке.
А теперь можно снова вернуться к тексту Рашид ад-Дина и поиску местонахождения городов Янгикент и Барчин.
Вначале «Чингиз-хан с многочисленным войском дошел до города Отрара». Отрар располагался в месте, где река Арысь вливалась в Сырдарью. Отсюда «он соизволил определить идти с несколькими войсковыми отрядами на Дженд и Янгикент» своему сыну Джочи (Джучи). А далее, как я уже писал, «царевич Джочи в упомянутое время вместе с Улус-иди отправился к Дженду. Прежде всего он дошел до города [касабэ] Сугнак, принадлежащего к округам Дженда и расположенного на берегу Сейхуна [Сыр-дарьи]».
Итак, в какую же сторону пошел царевич: вниз по течению Сырдарьи (как по ТВ) или вверх? От этого ответа возникает ответ, в какой стороне Сырдарьи находился город Дженд.
После захвата Сугнака монголы «завоевали Узгенд и Барчанлыгкент, тогда двинулись на Ашнас». В примечаниях историки сообщают, что «Узгенд, Барчанлыгкент (или Барчкенд) и Ашнас – города по нижнему течению Сыр-дарьи, между Джендом и Сыгнаком; ныне не существуют. Ашнас отождествляется с развалинами Асанас, к югу от Кзыл-Орды».
То есть какой-либо конкретной информации об этих городах нет. Как и о городе Дженде, о котором сообщается в примечании: «Дженд, ныне развалины на левом берегу Сыр-дарьи, ниже Кзыл-Орды (б. Перовск)». Нашли какие-то развалины в нужном для ТВ месте (развалин в Средней Азии много) и назвали Джендом.
После этого нам известно, что эмир города «ночью переправился через Сейхун [Сыр-Дарью] и направился в Хорезм через пустыню». Эти действия эмира возможны и при варианте традиционной истории и при альтернативной реконструкции тех событий, которой мы и занимаемся.
Другой отряд монголов в это время штурмовал Ходженд (в советские времена – Ленинабад), город в верховьях Сырдарьи в Таджикистане. «Тамошним эмиром был Тимур-мелик», который построил баркасы, а когда монголы стали одолевать, он «сам же лично с несколькими отважными мужами сел в баркас. Затем зажгли факелы и пустились по воде подобно молнии. Когда монгольское войско узнало об этом, оно пошло вдоль берегов реки. Повсюду, где Тимур-мелик замечал их скопище, он быстро гнал туда баркасы и отгонял их ударами стрел, которые, подобно судьбе, не проносились мимо цели. Он гнал по воде суда, подобно ветру, пока не достиг Бенакета. Там он рассек одним ударом цепь, которую протянули через реку, чтобы она служила преградой для судов, и бесстрашно прошел [дальше]. Войска с обоих берегов реки сражались с ним все время, пока он не достиг пределов Дженда и Барчанлыгкента».
Если верить варианту традиционной истории, то Тимур-мелик на своем баркасе проплыл чуть ли не всю Сырдарью. Можно дли в это поверить? Ни в коей мере. Почему он не высадился где-нибудь на берегу? Он и высадился, только не в районе современного казахского города Кзыл-Орда, а гораздо ближе, проплыв в 6-10 раз меньшее расстояние, чем по версии ТВ.
Искомый нами Барчин мы нашли – это Барчанлыгкент. Янгикент был захвачен монголами после взятия ими Дженда. Рашид ад-Дин: «Затем они назначили на управление [Дженда] Али-Ходжу… и ушли к Янгикенту», «Джочи-хан, захватив Янгикент, Барчин…».
Получается, что захватываемые Джучи города располагались ВВЕРХ по течению Сырдарьи (т. е. к югу от Отрара), а не вниз, как это утверждает традиционная история. Кстати, это в определенной мере подтверждает и дальнейший текст Рашид ад-Дина: «Джучи-хан, как [уже] было рассказано в повествовании о Чингиз-хане, взял Отрар и, овладев его крепостью и разрушив ее, повернул обратно. Области, которые попадались на его пути, он покорял, пока не прибыл к отцу в пределы Самарканда». Движение вверх по Сырдарье направляло Джучи к Самарканду. Вариант ТВ (вниз по реке) направлял его в противоположную сторону.
Итак, как же совместить определенную нами географию трех городов с текстом Карпини? Вот текст: «В этой земле есть одна большая река, имя которой нам неизвестно; на ней стоит некий город, именуемый Янкинт, другой по имени Бархин и третий, именуемый Орнас, и очень много иных, имена которых нам неизвестны».
Янкинт и Бархин оказались расположенными на Сырдарье, но в совсем другой стороне, а Орнас оказался Хорезмом на Амударье. Каким был маршрут посольства Плано Карпини?
Традиционная история предлагает два варианта этого маршрута. Большая часть историков придерживается мнения, что Карпини от реки Яик проехал севернее Аральского моря. Такое мнение во многом основывается на коротком сообщении некоего кельнского схоласта (сообщение наполнено грубыми «творческими» ошибками самого схоласта), пересказавшего рассказ Бенедикта Поляка, спутника Карпини. В нем город Орнам помещен в Комании. Отсюда делается вывод, что Орнам отнюдь не Хорезм. Однако тот же схоласт пишет: в Комании «расположен богатый город Орнам, взятый тартарами при помощи наводнения», т. е. описывает взятие Хорезма.
Другие историки (в т. ч. в России) считают, что маршрут францисканской миссии от реки Яик шел через район Мангышлака, плато Устюрт, далее Хорезм, а от него путешественники резко ушли на север и через пустыню Кызылкум достигли Сырдарьи, а далее снова шли на юго-восток до Алмалыка (это южнее Ташкента). Затем маршрут снова меняется перпендикулярно на северо-восток.
Не правда ли, странный маршрут? И все из-за того, что Янкинт и Бархин историки расположили в низовьях Сырдарьи. Вот и пришлось делать такую загогулину. Но ведь все три упомянутых города Плано Карпини отметил на одной безымянной реке. Историки обходят стороной эту проблему, как и то, почему получился такой странный маршрут. Хотя могли бы объяснить хотя бы тем, что монголы специально удлиняли путь. Однако такое объяснение еще больше затрудняет для ТВ решение проблемы скорости передвижения: и без того миссии Карпини и Рубрука отличаются фантастической скоростью движения. А при удлинении маршрута скорость и вовсе возрастает запредельно.
Какой же будет альтернативная реконструкция маршрута францисканцев? Вначале был путь Яик-Мангышлак-Устюрт-Хорезм, здесь я полностью соглашусь со второй традиционной версией. Этот маршрут представлял собой известную торговую дорогу, здесь лежали караван-сараи и были источники пресной воды.
По земле бисерменов Карпини ехал целый месяц. Затем он едет по земле черных китаев (кара-китаев), потом вдоль небольшого моря, изобилующего островками, это море он оставляет с левой стороны. Карпини отмечает большое количество рек, небольшие леса. На весь путь, начиная от въезда в земли черных китаев, у путешественников ушло 11 дней.
Отмеченное море не может быть Аралом, он остался далеко позади. Вряд ли это и Балхаш: слишком мало времени, чтобы успеть добраться после этого «моря» до страны найманов, которую Карпини характеризует как чрезвычайно гористую и холодную. Если оставить Балхаш слева, то такой характеристикой будет обладать на пути следования только Алтай. Никак не мог Карпини передвигаться со скоростью более 100 километров в день.
Что еще из водных ресурсов есть на пути его следования? Кроме Айдар-Арнасайской системы трех озер (площадь 4000 кв. км.) с озером Айдаркуль в качестве главного из них нет ничего. Но Айдаркуль – искусственное водохранилище. Однако отмечу, озера расположены в Арнасайской низменности (Голодная степь), которая является высохшим соляным озером. Раньше здесь было то, что можно назвать небольшим морем. Скорее всего, про него и писал Карпини.
Если рассмотреть карту местности, то Карпини следовал вдоль Амударьи примерно до города Чарджоу, далее, чтобы объехать предгорья Памира, сворачивал на северо-восток и проезжая по равнине оставлял справа хребты Актау и Нуратау. Далее ехал вдоль Айдаркуля, которое он принимал за море, длина озера сегодня около 150 километров.
Затем миссия достигала Сырдарьи, где могла видеть Янкинт и Бархин и иные города, разрушенные монголами. Местность здесь действительно имела много рек и небольшие леса. Получается, что, проехав район кара-китаев, Карпини вновь возвращался на более цивилизованные земли, правда, всего на несколько дней. Столь короткий срок, возможно, не оказался серьезным для сообщения в его отчете. А города Яркинт и Бархин отразились в той части его рассказа, где он писал о путешествии по земле бисерменов, благо это тоже была земля бисерменов.
После этого Карпини въезжает в горы, где обитают найманы. У экспедиции было два основных варианта пути: или пересечь хребет Каратау и дальше ехать по пескам Мойынкум или после Каратау проехать южнее по северному склону Киргизского хребта. А дальше, в районе к югу от Балхаша уже располагалась ставка верховного хана Гуйюка.
Традиционная история, утверждая, что Каракорум находился в центральной части Монголии, принимает упоминание Рашид ад-Дином реки Имиль и Карпини города Омыл за район восточных берегов озера Алаколь (район границы Казахстана с Китаем, непосредственно примыкающий к западным землям Монголии).
Когда верховным ханом был Угэдей, ставка тогда еще царевича Гуюка располагалась «на берегу реки Имиль». Про эту ставку Рашид ад-Дин упоминает несколько раз. Один раз царевич «Гуюк-хан, согласно приказу, возвратился [из похода в Дашт-и Кипчак]. Еще до его прибытия пришел неизбежный рок и не дал нисколько срока отцу и сыну порадовать [свои] очи созерцанием красоты друг друга. Когда Гуюк-хану сообщили об этом обстоятельстве, он поспешно прибыл в Имиль, а оттуда направился в ставку отца». Как и в первом случае привязать расположение ставки на реке Имиль к карте нельзя.
Но есть еще одно упоминание Имиля, когда Гуюк уже стал верховным ханом монголов. «В том году он прозимовал в той местности, а когда наступил новый год, он сказал: «Погода склоняется к теплу, воздух Имиля подходит для моей природы, и тамошняя вода благотворна для моей болезни». Он выступил из тех мест и в полнейшем величии и могуществе направился к западным городам. В какое бы селение он ни приходил или каких бы людей ни видел по дороге, он приказывал дать им столько балышей и одежд, что они избавлялись от унижений нищеты. Соркуктани-беги, поскольку она была очень умной и догадливой, поняла, что поспешность его [отъезда] не без задней мысли. Она послала тайком нарочного к Бату [передать]: «Будь готов, так как Гуюк-хан с многочисленным войском идет в те пределы». Бату держал [наготове] границы и вооружался для борьбы с ним. Когда Гуюк-хан достиг пределов Самарканда, откуда до Бишбалыка неделя пути, [его] настиг предопределенный смертный час и не дал ему времени ступить шагу дальше того места, и он скончался».
Нездоровая местность в районе реки Эмиль, впадающей в озеро Алаколь, вряд ли могла быть так хорошо охарактеризована Гуюком, как это видно из приведенного отрывка. Но это совсем даже не важно. Гуюк из Каракорума (вопрос, где он?) движется на запад в ставку на реку Имиль и достигает… области Самарканда. Получается, что ставка Гуюка в действительности по сравнению с ТВ сместилась далеко на запад. Не исключена возможность, что она располагалась даже за Самаркандом.
Где же искать этот Имиль, Омыл? Точного ответа на этот вопрос нет. Топонимов с похожими названиями много. Это уже называвшийся Эмиль, что к востоку от озера Алаколь, у Рашид ад-Дина есть упоминание о «столичном городе Амуле». У него же есть и город Амуй, что недалеко от Мерва. Да и сама река Амударья несет в своем названии корень «аму».
Кстати, чуть выше при реконструкции движения Плано Карпини было высказано предположение, что его миссия могла покинуть реку в районе города Чарджоу, отправившись на северо-восток в земли черных китаев. Ныне Чарджоу называется Туркменабад. На его окраине расположено городище Амуль-Чарджуй. А в средние века город так и назывался: Амуль. Не о нем ли Карпини писал, называя Омулем?


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Быстрый ответ
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
Введите текст вашего сообщения. Длина сообщения в символах не более: 60000

Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
Размер шрифта:
Цвет шрифта

 • Добавить изображение
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЕН
[img] ВКЛЮЧЕН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЕН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Подтверждение отправки
Для предотвращения автоматического размещения сообщений, на этой конференции необходимо ввести код подтверждения. Код отображён на картинке ниже. Если из-за плохого зрения или по другим причинам вы не можете прочесть код на картинке, свяжитесь с администратором
Код подтверждения:
Введите код в точности так, как вы его видите. Код не зависит от регистра, символа нуля в нём нет.
 


Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Style supported by CodeMiles Team.