Текущее время: 15 окт 2018, 23:34

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.
  Для печати | Сообщить другу Пред. тема | След. тема 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 19 сен 2011, 19:36 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
— А вы были ребеночком… И такая маленькая-маленькая… Розовенькая-розовенькая… Пухленькая-пухленькая, как поросеночек… И вот этот поросеночек рос, рос и выросла такая большая…
— Что выросло?!
— Ну, что выросло, то выросло, теперь уж не вернешь…
Кинофильм «Мистер Икс»

Прочитал я книгу Булата Окуджавы «Упраздненный театр». Это автобиографическая повесть о детских годах поэта. Что я думаю о нем самом, написано в статье «Котлеты и мухи». Но здесь речь пойдет совсем об ином. В книге Окуджавы рассказывается о поездке маленького Булата в гости к детям директора строительства нижнетагильского вагонзавода Балясина. Через несколько месяцев после той поездки Балясина арестуют, а затем расстреляют.
Балясина мне совсем не жалко, хотя Булат и нарисовал его с довольно выгодной стороны, человеком в чем-то и симпатичным. Но буржуазная роскошь де-факто его жилища-дворца (отец Окуджавы так и назвал директорское жилище дворцом), вышколенная прислуга, внешние атрибуты дореволюционной жизни богатого дворянства на фоне страшной нищеты быта рабочих его стройки, без сомнения, перечеркивает любую благоприятную картину, нарисованную Окуджавой. Расстреляли – не жалко. Но речь не о нем. О его детях – сыне Антике и племяннике Фунтике, так они названы в книге. Вот их жалко. Очень жалко, зная судьбу, уготованную детям врагов народа. Детский дом, а для более старших и колония. Антик по возрасту хотя с трудом, но проходил по категории детдомовцев, но мог оказаться и в тюрьме. Да и детские дома в те годы были не сладость. Особенно для детей из интеллигентных, дружных и любящих семей, которые попав в детдом, оказывались в совсем ином мире, жестоком и бездушном.
А Антик и Фунтик как раз и росли такими воспитанными детьми, не знающими суровых реалий окружающего мира. Антик, на год старше Булата, был ироничным и снисходительным мальчиком, Фунтик – добрым и веселым. Беззаботное детство, приветливая прислуга, любящие родители. И как завершающий штрих их хорошей и счастливой жизни – пижамы, историю с которыми рассказывает Булат Окуджава (в книге он вывел себя под именем Ванванча).
«Постели были уже приготовлены. У Ванванча на душе было неспокойно. Вдруг он заметил, что у него на подушке и у мальчиков на их подушках лежит аккуратно сложенное нечто из полосатой материи. "А это что?" - простодушно спросил он. "Как что? - удивился Антик. - Это пижама. Ты разве не знаешь?" "Знаю", - ответил Ванванч, не понимая, что это такое. Он сидел на краю своей постели, не раздеваясь, и исподтишка поглядывал, как они поступят с этим своим полосатым. "Пора ложиться", - улыбнулся Фунтик. "Я не люблю спешить", - потерянно сказал Ванванч. "Какой ты особенный", - сказал Антик, не скрывая усмешки. Ванванч ждал. Наконец мальчики начали раздеваться, и все, к счастью, разом встало на свои места. Ванванч увидел краем глаза, как Фунтик, скинув с себя все, натянул длинные полосатые панталоны, а затем такую же полосатую курточку и, ахнув, юркнул под одеяло».
Но детство этих детей скоро закончилось, отец Антика был арестован и расстрелян как враг народа. Жалко стало этих мальчиков, обидно за их искалеченное детство. Они-то в чем виноваты? Ведь сын за отца не отвечает. Что с ними стало после ареста родителей? Каких замечательных людей, возможно, потеряла страна. В этот момент я даже забыл о другом мальчике, Афоньке Дергачеве, в тринадцать лет вкалывавшим на стройке, возглавляемой их отцом Балясиным. Когда дети Балясина ходили в школу, и пили компот с пирожными, Афонька ударно копал котлован и ел травяной хлеб. Но разве Антик и Фунтик виноваты в афонькиных бедах? Хорошие мальчики, которых вскоре судьба бросит на самое дно жизни. Очень жалко их стало. И жалел я их до тех пор, пока близко не познакомился с повзрослевшим Антиком Балясиным. Впрочем, это так его назвал в повести Булат Окуджава. В действительности мальчика звали Ильей или по-семейному Аликом, а его двоюродного брата называли Люсиком. Папа Балясин оказался директором строительства нижнетагильского вагонзавода Марьясиным.
С Ильей Лазаревичем Марьясиным и предстоит нам близкое знакомство в этой статье. Он человек, которого нельзя назвать нетипичным. Наоборот, очень даже типичный. Когда читатели смогут лучше его узнать, то многие из них, я думаю, поймут, почему я перестал жалеть этих мальчиков. Боюсь, что теперь я выработаю иммунитет жалости к детям репрессированных родителей. Понимаю, что это звучит неприглядно, однако и до этого случая мне приходилось сталкиваться с судьбами детей, чьи отцы, занимавшие высокие посты, были расстреляны в годы Большого террора. Мороз, Якир, а вот теперь и Марьясин. Илья Лазаревич выжил в той мясорубке и даже оставил воспоминания.
Начнем с его деда. Меир Марьясин. Купец второй гильдии. Однако в советские времена утверждалось иное: мелкий еврейский торговец («История индустриализации Урала (1926-1932 гг.). Сб. документов». Свердловск, 1967.). Скажите, есть ли разница? Есть. Откуда сведения о купце второй гильдии? От внука, Ильи Марьясина: «Мой отец Лазарь Миронович Марьясин был сыном купца второй гильдии». В советские времена богатое купеческое прошлое частенько скрывалось, дети купцов старались рядиться в пролетарские одежды. Но суть от этого не менялась, и буржуазное мурло всегда вылезало наружу. Те, кто читал «Упраздненный театр» Окуджавы поймут, о чем я веду речь.
Обратили внимание, его отец уже не Меирович, а Миронович? Товарищ Марьясин подправил свое отчество. Вот так и с происхождением. А сколько таких скорректированных биографий видных большевиков еще гуляет по белу свету! И мы до сих пор считали бы отца Лазаря Мироновича Марьясина мелким торговцем Мироном, но его внук посчитал, что наступило время правды. Сейчас стало модно гордиться богатыми предками. И хотя многие их придумывают, но в данном случае я верю внуку, а не авторам сборника документов советского времени. Дело в том, что сын купца Лазарь Марьясин в детские годы учился в гимназии, а туда далеко не каждому была дорога. Дети мелких еврейских торговцев в гимназиях не учились. И жена его, Рита Яковлевна Лившиц, тоже из богатой купеческой семьи: окончила классическую гимназию, вряд ли дочь мелкого коммерсанта (так считают) смогла получить гимназическое обучение. Если кто-то считает, что в царское время в гимназиях учились дети исключительно дворянского происхождения, то он ошибается. Доля детей из иудейских семей, обучавшихся в гимназиях, составляла более 15%. В западных частях России их число доходило до половины от числа православных гимназистов. Где здесь притеснения?
У Меира Марьясина было пятеро сыновей. По словам И. Л. Марьясина, «случилось так, что старшие дети увлеклись революционными делами, как всякие интеллигентные еврейские разночинцы». Обратим внимание на последнюю, весьма показательную, часть фразы.
По утверждению Геннадия Панюхина, биографа Лазаря Марьясина («Рассказы о заводских командирах»), «Лазарю едва исполнилось 10, а он уже начал задумываться над тем, почему люди вокруг живут по-разному: одни одеваются красиво и ездят в каретах, а другие, хоть и работают с утра до вечера, а одеты бедно и выглядят как-то безрадостно». Эта фраза выглядит весьма глумливо на фоне нижнетагильского периода жизни Лазаря, когда тот жил во дворце с вышколенной прислугой, а рабочие на его стройке работали с утра до вечера и жили в нечеловеческих условиях. Поэтому, может быть, следовало бы продолжить фразу Г. Панюхина: «А задумавшись, умненькому мальчику тоже очень-очень захотелось ездить в каретах. При большевиках действительность даже превзошла его детские мечты»? Наверное, так будет ближе к истине.
Далее Г. Панюхин сообщает, что старший брат Лазаря, активный эсер, был арестован в 1906 году. «Лазарь сначала не понимал и все спрашивал брата, чего хотят, что требуют эти люди.
- Мы – социалисты, - отвечал тот, - сделаем мир счастливым и справедливым».
Только забыл добавить: «на русских костях». Именно так делалась мировая перманентная революция. К счастью для нас, «угнали на фронт и старшего брата. А через несколько месяцев пришло сообщение о его гибели».
Лазарь фронта почему-то избежал. По утверждению Панюхина, «Лазарь не подлежал призыву в армию по возрасту и продолжал учиться в гимназии, а окончив ее, решил поступить в высшее учебное заведение».
Лазарь Марьясин родился в 1896 году, почему же он не подлежал призыву? В годы первой мировой войны в русской армии было 2,5 миллиона новобранцев в возрасте 19 лет. Т. е. в 1917 году призывали юношей 1898 года рождения. Лазаря не призвали. Правда, в «Истории индустриализации Урала», которая застенчиво назвала купца второй гильдии мелким торговцем, сообщено, что Лазарь «в мае 1917 года был мобилизован в арм. и находился на Кавказском фронте», т. е. был мобилизован в возрасте 20-21 года. Опять же никак не девятнадцати лет. Да и то, если верить этому изданию советских времен.
Зато в гражданскую войну Лазарь служил в Красной Армии (1919-1920 гг.). Нет, не пулеметчиком и не красным конником. Служил в политотделе. Что естественно. Чем занимались политотделы известно (в т. ч. распоряжения о массовых расстрелах).
К тому же, оказывается, по данным «Украины криминальной», Лазарь Марьясин являлся участником Октябрьской революции. Однако более подробной информации нет. Впрочем известно, что Лазарь Марьясин был членом Бунда. В апреле 1919 года ЦК Бунда объявил о мобилизации членов партии в Красную армию, призвав еврейский пролетариат выступить на защиту революции и Советской власти. Надо полагать, что Лазарь активно откликнулся на этот призыв, поступив на службу в политотдел 13-й армии на Южном фронте.
По словам его сына И. Марьясина, Лазарь «в 1919 году вместе с другими бывшими членами партии Бунд вступил в ВКП(б)». Согласно утверждения Г. Панюхина, «Лазарь Марьясин к тому времени уже хорошо разбирался в политических программах, направлениях и средствах достижения целей той или иной партии. И он сделал свой выбор – вступил в Красную Армию, а затем и в Российскую Коммунистическую партию (большевиков)». Умненький юноша сделал правильный и нужный для достижения своих целей выбор.
Из Бунда в большевики? Не стоит удивляться, ведь РСДРП была основана во многом на базе еврейского Бунда и в первые годы основными ее членами были именно бундовцы. Сам Лазарь, по утверждению его сына, «был убежденным коммунистом». Верю.
Кстати, коммунистическая убежденность и коммунистический быт в семье Лазаря Марьясина (а он действительно был коммунистическим – в его отдельно взятой семье!) отнюдь не мешала Марьясину частенько высказываться антисоветски (по свидетельствам американца Джона Скотта, отмеченным в его книге «За Уралом»).
На Урале Лазарь Миронович известен как один из руководителей строительства Магнитки, а затем одного из промышленных гигантов – крупнейшего в мире вагонзавода. Но это было в тридцатые годы. А в 20-е годы после работы в политотделе он занимается коммунальным хозяйством Киева. В 1925 году «проверенного, надежного и настойчивого в деле коммуниста Центральный Комитет партии направил на новый участок работы» - на внешнюю торговлю. Ведь «требовались честные, деловые, энергичные, преданные новому государству люди». Лазарь становится директором Лесгосторга.
Однако «работа в Наркомвнешторге хоть и была почетна, но не устраивала Лазаря: слишком кабинетная, спокойная и размеренная. Энергичный, неугомонный, он мечтал о более живой деятельности, где бы можно было размахнуться, развернуться со всей силой». «Размахнуться, развернуться» - верю.
Тем более что начиналась индустриализация страны и «огромные силы и средства были направлены на реконструкцию старых и возведение новых металлургических, машиностроительных предприятий, электростанций.
И Марьясина с неудержимой силой потянуло туда, в самую гущу дел». И гущу денег, конечно, тоже. Как же без этого? И вот Марьясин уже на Урале. «Нет, все-таки я молодец,- похвалил себя Лазарь.- За такое дело взялся!» Ну, и себя не забыл – жил в доме, который Окуджава-старший называл дворцом.
А рабочие? А что рабочие? Каждому – своё. Тем более в 1933 году, когда строительство возглавил Марьясин, на объекте работало пять тысяч спецпереселенцев, т. е. злейших врагов советской власти – кулаков. А с врагами чаи не распивают. В 1935 году их число возросло уже до 10 тысяч человек. «Вторая половина 30-х преобразила жизнь Вагонки. Нет, внешне она изменилась незначительно, бараков только стало больше». Со временем улучшили и прогрев бараков, зимой температура в них уже не опускалась ниже нуля. На то они и кулаки с их кулацкими детьми, чтобы мерзнуть, не так ли? «Но в самом начале 1939 года случилось знаменательное событие - построили новую баню». Прежний норматив – одна помывка в 35 дней – канул в лету. Думаю, что и новую столовую построили, ведь «единственная столовая не вмещала всех рабочих, и обед растягивался на 2-3 часа». Но все это было уже после ареста Марьясина.
Зато при нем, сразу же после того, как Марьясин возглавил строительство, по его же инициативе, было начато и ударно завершено возведение дачного поселка для высшей знати стройки. «Место для поселка выбрали красивейшее – в трех километрах от заводской площадки на склоне Пихтовой горы. Начали с котельной. Потом расположили по обе стороны дороги коттеджи, подвели к ним холодную и горячую воду. В каждом домике установили ванны. Оштукатурили и побелили стены. На фоне вечнозеленых вековых елей и пихт домики засверкали, заулыбались, радуя и жителей, и всякого проходящего мимо, своей нарядностью, манящим светом и уютом». Ванна это, конечно, хорошо, это не разовая помывка в 35 дней. Но ванны – только для высшего руководства. Пусть помоются напоследок, ведь приближался 37-й год.
Видел ли Лазарь Марьясин нечеловеческие условия жизни рабочих? Видел, и как настоящий большевик, очень переживал. «Разве это жизнь? – печально думал он. – Существование да и только». Впрочем, печалился не долго. Из воспоминаний Ильи Марьясина известно о беседе его отца с американским профессором Конаном и его женой. «Конан под впечатлением увиденного спросила у отца, неужели ваши люди живут только во имя химерного социализма и их не интересуют заработки, качество быта и все прочее, присущее нормальной жизни людей. Отец ответил ей: «Вы заблуждаетесь по поводу социализма. Он строится на Ваших глазах, и это не химера. Действительно, наших людей интересует будущая жизнь и во имя ее они преодолевают те трудности». Легко говорить с таким пафосом, зная, что его дома ждет жареная индейка (или что-то иное) и мягкая перина.
Любопытная американка продолжала допытываться у Марьясина. «Затем миссис Конан спросила, сколько отец получает, какие у него сбережения, какие драгоценности есть у его жены. Что он мог ответить? За всю жизнь у мамы не было даже дешевого золотого колечка. Я не знаком с деталями, но знаю, что только перед самым арестом он начал прилично одеваться».
Ах, какой он бедный! Совсем нищий. Ведь «все свободные деньги уходили на книги». Правда, Булат Окуджава сообщает совсем иное. «И вот долгожданный гость вошел в широкую дубовую дверь… Дом поразил его своими размерами и убранством. Он никогда не видел таких больших прихожих и комнат, люстры переливались над овальным столом, и странное растение тянулось из деревянной кадушки, касаясь потолка».
"Мамочка, почему у них такой громадный дом?.. У них такие кресла, как у Кемпа!.. И горничная!.. И они спят в полосатых пижамах!..», - говорил маленький Булат, потрясенный богатством и роскошью дома Марьясиных. «Не было даже дешевого золотого колечка» - эка как насмешил сын Лазаря. Впрочем, дешевого колечка, может быть, и не было. Были бы деньги, остальное прикупится. А денег на строительство было выделено безумно много. Но ведь контроль за их расходованием был строгим, скажите вы? Не смешите тапочки Марьясина!
«Тогда я узнал о существовании "черной кассы", оказывается, секретарь горкома мог воспользоваться энными суммами из директорского фонда», - так вспоминал дела минувших дней бывший сотрудник НКВД Нижнего Тагила (В. Гладышев, «История, сходящая с ума, со мной флиртует»).
Мог пользоваться... Думаю, пользовался, не оттого ли «между начальником строительства и секретарем парткома Ш.С. Окуджава установилось полное взаимопонимание»? (Г.М. Кузьмина, В.И. Костромина, «Гордость моя Вагонка», 1986 г.). И там же читаем: «Щедро поощряя лучших тружеников и принимая строгие административные меры к нарушителям трудовой дисциплины, Л.М. Марьясин шел к цели».
Если вы думаете, что речь идет о поощрении передовиков вселением в коттеджи на Пихтовке, то ошибаетесь, они – для руководства. А лучших из лучших рабочих поощряли новыми нарами в новых бараках. Вот из книги Б. Окуджавы: «К августу тридцать четвертого успели понастроить новых бараков и не только казарм, но и разделенных на отдельные комнаты. Лучших из лучших вселяли в новое жилье».
Нерадивых же работников (больных, слабых, детей – всех кто не мог выполнять нормы выработки, т. е. был нерадивым) ждали СТРОГИЕ меры. Какие, не так трудно догадаться. А учитывая характер Лазаря Марьясина («резкий вспыльчивый Марьясин» - это из воспоминаний представителя Агитпропа ЦК ВКП(б) на УВЗ С.И.Яновского) зададимся вопросом: «Не по трупам ли рабочих «шел к цели» товарищ Марьясин?
Его сын Илья Марьясин, уже живя на своей исторической родине в Израиле, возмущается: «Дело в деградации средств массовой информации России наших дней, образовании желтой прессы, не гнушающейся любой непроверенной и ложной информацией для клеветы на заслуженных людей (это он о своем морально нечистоплотном отце – А. Максимов) во имя увеличения тиражей и приобретения сомнительной популярности путем выискивания «жареных» фактов. А главное – пренебрежение ролью людей, строивших новое государство и его экономику. (Это он не о простых рабочих, а о марьясиных, которые тоже строили, но строили на костях русских людей – А. Максимов). Плевали они на память о миллионах ни за что загубленных усатым параноиком (это он о Сталине – А. Максимов) жизней (это такие как Л. Марьясин и Ш. Окуджава плевали, роскошествуя и сибаритствуя в своих дворцах – А. Максимов). Некоторые из них продолжают чтить его как успешного хозяйственника (это опять о Сталине – А. Максимов)».
Самое забавное в этой гневной тираде, что почти все сказанное можно обернуть против самого Лазаря Марьясина, которому даже воздвигли памятник на территории завода и поют осанну в околозаводских изданиях. Как же, строитель завода! О русских рабочих, густо удобривших заводскую землицу своим потом и кровью, не пишут. Не есть ли это деградация средств массовой информации, о которой написал, подразумевая совсем иное, сын Лазаря? Впрочем, в определенной мере здесь приложил свою руку сам «герой». Геннадий Панюхин, биограф Лазаря Марьясина, так и пишет: «Отсюда – многое из ниже приведенного рассказа основывается на фактах, как производственного, так и биографического свойства, описанных самим Марьясиным». Такой опишет!
Негативное мнение о Лазаре Марьясине во многом сформировал его сын Илья, хотя он добивался в написанных им статьях совсем иного. Интересно, как можно отнестись вот к таким строкам: «То, что начали делать сталинские сатрапы и заплечных дел мастера по отношению к моему отцу Марьясину Лазарю Мироновичу, моей матери Рите Яковлевне, родным братьям отца Михаилу Мироновичу и Илье Мироновичу, родному брату матери Лившицу Борису Яковлевичу, закончил Гитлер, уничтожив в Бабьем Яру моего дедушку Меира Михайловича Марьясина. В середине 2001 г. в Израиле вышел 3-й том мартиролога “Вторая катастрофа” (Евреи – жертвы сталинского террора)».
Конечно, с человеческой точки зрения, наверное, следовало бы разделить скорбь Ильи Лазаревича, но этого делать совсем не хочется. Разве его репрессированные родные были «белыми и пушистыми»? Его дядя и тезка Илья Марьясин был киевским прокурором. Не верю, что он не приложил свою руку, помогая «сталинским сатрапам». Дядя, Борис Лившиц, писал книгу о Берии – "История большевистских организаций в Закавказье".
«А тетя, хотя и не была посажена, но из партии была исключена "за связь с братом-троцкистом"». Жена Лазаря Марьясина была награждена орденом за… участие в общественном движении жен хозяйственников. Интересно, что дали Афоньке Дергачеву, тринадцатилетнему ударнику на строительстве вагонзавода? Пулю в грудь? А что еще? Хотя, кто он такой, чтобы награждать?
Булат Окуджава, вспоминая свое детство и описывая дом Марьясиных, отметил холодную улыбку Маргариты Генриховны (так назвал Риту Яковлевну автор воспоминаний). А его отец большевистский функционер Шалва Окуджава обронил: «Да, у Маргариты есть буржуйские причуды... Ничего, ничего, мы это постепенно вытравим». Кстати, действительно, вытравили. Сколько таких вот жен высокопоставленных большевиков после лагерей забывали свои «буржуйские причуды»!
Илья Марьясин в приведенной выше фразе поставил на одну доску Сталина и Гитлера, обвинив их в геноциде евреев. Гитлер действительно в этом виноват. Но Сталин? Какой же он антисемит? Не был Сталин антисемитом. Что же, преступников, если они евреи, нельзя арестовывать? Хотя и такое было, достаточно напомнить случай, когда главе ленинградских чекистов Филиппу Медведю доложили о наличии среди арестованных валютчиков большого количества евреев, Медведь отписал сотруднику резолюцию: «Смотри, парень, как бы нас не обвинили в антисемитизме».
Марьясин-младший это обвинение бросил. Хотя ни тетю, ни его деда эти «антисемиты» не арестовали. А деда-то за что, скажете вы? Безобидный слепой старик. Но его внук отмечает у Меира Марьясина «абсолютное неприятие советской власти».
Кстати, что это за многотомный мартиролог «Вторая катастрофа»? Это большой сборник, «в нем собраны данные о евреях, загубленных сталинскими опричниками» (по И. Марьясину). Аналогичного сборника о русских, загубленных теми, кого настигла рука возмездия в 1937-м году, нет и не будет. И покаяния от марьясиных и якиров ждать не следует.
Наоборот, они и их потомки считали, считают и будут всегда считать себя и своих отцов незаслуженно обиженных злыми антисемитами. Марьясин-младший так и подписывается: «Илья Лазаревич Марьясин (участник Великой Отечественной войны, орденоносец, ветеран труда; лицо, пострадавшее от сталинских преступлений), Израиль, Ришон Лецион».
А в чем он пострадал? Был арестован? Нет. Не мог учиться? Наоборот, поступил в киевский вуз. И даже после начала войны продолжил учебу в Ташкенте. Отца расстреляли, мать посадили, жил у тетки? Было дело. Ну и что?
Отца, Лазаря Марьясина, во времена хрущевской оттепели реабилитировали. Значит, чист по закону. А по совести? Я, конечно, понимаю, не у всех она есть. Взять, к примеру, репрессированного Зиновьева. Или, например, Радека. Их тоже реабилитировали. Тоже стали чистенькими, белыми и пушистыми?
Марьясина, в частности, обвиняли во вредительстве. Вряд ли было вредительство с умыслом. Скорее, по незнанию. Или из-за аврала. Причины обыденные. Но это только повод для ареста. Реальная причина, думается, в ином. Стране настоятельно требовалось очиститься от тех, кого под одну гребенку стали называть троцкистами (многие и были троцкистами). Вред от этих людей стал превышать пользу, ими приносимую. Да и зажрались (именно так) они. Типичным таким представителем был Лазарь Марьясин.
Народ ведь видел, что он собой представлял в нравственном отношении. Его буржуйско-аристократические замашки слишком контрастировали на фоне ужасной нищеты рабочих. И еще «его считали арапом, очковтирателем, видели, что он посылает очковтирательские рапорта» (Из материалов февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года).
Известна его «потемкинская деревня» к приезду Орджоникидзе. Тогда на участке, который должен был посетить нарком, подготовились «основательно: навели чистоту, проложили дорожки, подравняли траву, разбили цветочные клумбы, покрасили фасад, поставили беседки, скамейки для отдыха рабочих в обеденный перерыв, даже фонтан открыли» (Г. Панюхин, «Рассказы о заводских командирах»).
Впрочем, все это мелочи, да и нас все же больше должен интересовать его сын, Илья. Его характер наглядно проявился после публикации в издании «Жизнь за всю неделю» статьи «ФСБ раскрыло тайну расстрела отца великого барда». Сам Илья пишет: «Я был в шоке. Ничто не предвещало подобной публикации». Иначе говоря, никак он не ожидал, что правда о событиях тех лет выйдет наружу.
Что же повергло в шок Марьясина-младшего? Вот это: «Окуджаву оклеветал арестованный до него начальник Уралвагонстроя Лазарь Марьясин. В августе 1934 года, по показаниям Марьясина, он и Окуджава во время приезда наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе на Уралвагонстрой пытались организовать на него покушение. На вагон Орджоникидзе, поставленный в один из тупиков, был пущен товарный состав с целью разбить вагон и убить наркома».
Статью перепечатали ряд других изданий, в том числе и в Израиле. А далее И.Марьясин пишет: «Мне удалось быстро опубликовать статью «Об ответственности средств массовой информации» в одной популярной израильской газете. Одновременно также обратился в суд с иском о материальной компенсации за клевету в отношении отца. К сожалению, иск был проигран по сугубо формальной причине. Оказалось, что в отношении «умершего» человека израильский Закон не позволяет даже ближайшими родственниками получить компенсацию за клевету в его адрес».
Итак, по утверждению И.Марьясина газета оклеветала его отца. Но разве утверждение газеты, что «Окуджаву оклеветал арестованный до него начальник Уралвагонстроя Лазарь Марьясин» лживо? В одной из своих статей сам И.Марьясин подтверждает правоту данного утверждения. Читаем: «Можно представить, каким моральным и физическим испытаниям подверглись наши отцы. Не выдержал и Л.М. Марьясин. Из «Дела» Марьясина: на его допросе 08.02.37. на вопрос следователя: “Являлся ли Окуджава участником контрреволюционной организации?” он без колебания ответил: “Да, являлся”». Обратим внимание на дату. Через несколько дней после этого навета Окуджава был снят с работы и арестован.
Выбивалось ли это признание принуждением? Скорее всего, да. Но речь-то идет не о том, силой или добровольно дал Марьясин показания на Окуджаву, который после этого был арестован. Дал показания? Дал. Оклеветал? Да. Окуджаву арестовали? Да. За что же в суд подавать?
И.Марьясин, признавая де-факто клевету со стороны своего отца на Окуджаву, все же идет дальше. «Гораздо более возмутительные факты произошли в Москве. Я решил возбудить уголовный иск против пресловутой желтой газеты «Жизнь». Тем более что на протяжении многих лет эта газетенка систематически проигрывала иски людям, которых она своим враньем оклеветала».
Обратите внимание на последнее предложение. Не в нем ли лежит разгадка? Конечно, деньги всем нужны.
Еще раз хочу сказать, что представляю, как выбивались в НКВД такие признания. Поэтому ни в коей мере не могу осуждать Лазаря Марьясина. Шалва Окуджава в той истории проявил себя хуже. Л. Марьясин был его другом, как впоследствии писал И. Марьясин, «оба дружно трудились над одним общим делом государственной важности, уважали и помогали друг другу». А затем Ш. Окуджава стал элементарно «топить» своего друга.
И.Марьясин вспоминает: «Есть масса документов из Н-Тагильской хроники тех лет, где показано, как на различных митингах, собраниях, партактивах Окуджава клеймил своего прежнего соратника и друга. Я прекрасно помню, как был подавлен тогда отец, как в доме стоял страх приближающего ареста. Он состоялся в декабре 1936 г. во время пребывания отца вместе с мамой в Сочи. Наивная мама, считая это недоразумением, дала телеграмму в Москву Серго».
А Окуджава, «спасая себя, вынужден был обвинить моего отца во вредительстве, каяться на всевозможных партийных сборищах в том, что вовремя не разглядел вредительство». У И.Марьясина мне понравился интересный пассаж: «Как честный и порядочный человек, Окуджава долго сопротивлялся давлению, но, в конце концов, был вынужден заклеймить Марьясина, выступая на разных собраниях и митингах, обвиняя его во вредительстве и троцкистской деятельности».
Давайте его еще раз повторим, убрав часть предложения. «Как честный и порядочный человек… в конце концов, был вынужден заклеймить Марьясина, выступая на разных собраниях и митингах, обвиняя его во вредительстве и троцкистской деятельности».
Мне кажется слова о честности и порядочности несколько неуместны. Или это просто дежурные слова для Булата Окуджавы? Дети из 35-го года после 60-летнего перерыва встретились снова, когда Окуджава приехал в Израиль с выступлениями. Их дружба восстановилась, завязалась переписка. И хотя я без симпатий отношусь к Б. Окуджаве как к человеку (см. «Котлеты и мухи. Булат Окуджава») скажу, что я оценил поступок поэта, который при встрече в Тель-Авиве с И.Марьясиным сказал: «Знаешь ли ты, что мой отец немало содействовал аресту и гибели твоего отца?». Да, это поступок, учитывая как трепетно относился Окуджава к памяти погибшего отца.
А что же его вновь обретенный друг И.Марьясин? Здесь все иначе. Тему ареста отца Илья Марьясин неоднократно поднимал, при этом подчеркивал роль Шалвы Окуджавы, как значимую причину его ареста (к примеру, «его отец немало потрудился над тем, чтобы арестовали моего»).
Но ведь точно также и Лазарь Марьясин «потрудился над тем, чтобы арестовали» отца Булата. Один «трудился» на воле, чутко реагируя на новые партийно-чекистские веяния, а другой – в тюрьме.
«Наши отцы, - пишет в одной из своих статей И.Марьясин, - были арестованы органами НКВД в 1936-37 гг. один за другим: вначале Марьясин, а затем Окуджава, причем второй в должности секретаря Н-Тагильского горкома партии немало потрудился, чтобы «разоблачить» первого». Про аналогичный поступок своего отца Марьясин не только не написал, но даже подал в суд на газету, сообщившую об этом. Хотя, еще раз повторюсь, сам же в одной из своих статей открыто это признал: «На вопрос следователя: “Являлся ли Окуджава участником контрреволюционной организации?” он без колебания ответил: “Да, являлся”».
Статья в газете «Жизнь за всю неделю» Илью Марьясина повергла в шок. «Не думал, не гадал он, никак не ожидал он» (из известной песенки) этого. «Мне неизвестно, каким образом «Дело» отца Булата попало в руки корреспондента желтой московской газетенки «Жизнь» Лукманова. Есть сведения, что он специально ездил в архив Свердловской области и фотографировал нужное ему «Дело». Как будто, нельзя было раскопать кучу подобных дел, не выезжая из Москвы. Достаточно было вспомнить дела расстрелянных военноначальников или врачей».
Упоминание дела врачей не случайно. Ведь это свидетельство антисемитизма, процветавшего в СССР. Это любимая тема эмигрантов. Совсем недавно один из них мне даже написал такие строки: «Это волнение легко объяснимо столетиями господствующего в России антисемитизма, чуть не приведшего к полному уничтожению еврейства в 1940-1953 гг.». Как видите, Россию поставили на одну скамью с нацистской Германией.
Тема разгула антисемитизма в СССР любима и для Ильи Марьясина, на склоне жизненных лет уехавшего домой в Израиль. Именно так – домой. Вот его письмо из Израиля Булату Окуджаве: «Помимо общих дел, относящихся также и ко всем советским людям, нас касались, как ты понимаешь, национальные проблемы полной мерой. Это главное, что привело нас сюда. Здесь мы дома».
В СССР, как оказывается, евреи подвергались дискриминации. «Как всегда, евреи страдали в те годы больше других. Или за то, что были слишком активными или, наоборот, - “недостаточно бдительными”».
В 1937 году после ареста матери Илья на непродолжительное время попадает детский дом. «Попав сюда, я был удивлен порядками и непривычным стилем жизни в этом доме. Вместе с товарищем (сыном бывшего секретаря Дальневосточного крайкома партии Птуха) мы, наивные дети интеллигентных родителей, написали письмо лучшему другу детей - дорогому тов. Сталину». Вскоре Илью забирает тетя, проживающая в Киеве. Ее исключили из партии за связь с братом-троцкистом, но отнюдь не за национальность. Других же действий в отношении тети не было, по крайней мере никто ее из квартиры не выселял, и Илья Марьясин спокойно обустроился в доме «в киевском знаменитом пассаже».
«В центре Киева, где располагалась и наша 83 средняя русская школа, перед войной проживали многие еврейские, преимущественно интеллигентные, семьи».
Многие – это сколько? Марьясин приводит такой пример: «Число учеников - евреев в несколько раз превышало число всех остальных учащихся. В моем 8 классе, куда я впервые поступил, евреев было 21 из общего числа 28». Центр Киева, не окраины, лучшие дома, не бараки. Где антисемитизм?
Не было, конечно, антисемитизма, и Марьясин сам признает: «В предвоенные годы, о которых идет речь, мы никаких проявлений антисемитизма не чувствовали, о чем свидетельствует количество золотых аттестатов у еврейских ребят».
Хорошие ребята, очень активные. Например, ближайший друг Ильи Марьясина Абраша Брикер, который «вступил в партию уже в школе». Приятное стремление. Вопрос только в том, ненавидел ли советскую власть этот Абраша Брикер? Вопрос не праздный. Через несколько лет в партию вступил и Илья Марьясин, который, уже будучи на ПМЖ в Израиле, признался: «Про себя могу сказать вполне определенно, что с ранней юности я ненавидел этот строй».
Хороший коммунист этот Абраша Брикер, ближайший друг Ильи Марьясина, ненавидевшего советскую власть. Или Марьясин искусно скрывал свои мысли?
А затем появился этот ужасный антисемитизм. «После окончания института не раз подвергался дискриминации и как еврей и как сын “врагов народа”». А в институт, между прочим, поступил и окончил его. Где же дискриминация? Может быть, причина несколько в ином? Эта причина называется хуцпа. И Марьясин яркий ее представитель. Хуцпа - их национальная особенность, согласно Лео Ростену, автору пособия по идиш, оно означает дерзость, бесстыдство, нахальство, самоуверенность плюс высокомерие. Кстати хуцпой объяснимо и поведение детей других репрессированных «врагов народа» - Мороза и Якира, о которых я писал в других статьях.
Может быть, дискриминация по национальному признаку была совершена в отношении его одноклассника Юры Беньяша? «Ходили слухи, что он был представлен к званию Героя, но он не получил его, возможно, из-за того, что кого-то не устраивала его национальность. Таких случаев было немало». О лживости таких утверждений я уже писал в статье «Ты – Герой и я Герой, оба мы – Герои!».
Коммунист (а также участник Великой Отечественной войны, орденоносец, ветеран труда и лицо, пострадавшее от сталинских преступлений) Илья Марьясин в брежневские годы в свободное от работы время занимался практически тем же, что делал небезызвестный Мальчиш-Плохищ. Помните, как он хвастался в надежде получить признание от буржуинов? «А кто палки в колеса ставил, кто камни под косы бросал?!». Вот и Марьясин, уже переехав домой в Израиль, поведал нам всем о своей нелегкой, но справедливой борьбе за светлые идеалы сионизма.
«После разрыва дипломатических отношений с Израилем в результате шестидневной войны обстановка в СССР накалялась с каждым днем. К антиизраильской пропаганде присоединились и известные евреи, которым, казалось бы, это совсем не к лицу. (Вспомним знаменитое телевизионное интервью с группой «дрессированных» евреев», среди которых были Райкин, Быстрицкая, Дымшиц и др.). Помню, что однажды в Литературной газете, главным редактором которой был в то время Чаковский, появилась статья, в которой ставилось под сомнение авторство арабов в убийстве израильских спортсменов на олимпийских играх в Мюнхене. Автор намекал на причастность к этой операции Мосада с целью компрометации арабов. Естественно, статья вызвала всеобщее возмущение. Я прореагировал на эту статью таким образом. На обычном телеграфном бланке наклеил полоски бумаги с текстом примерно такого содержания: “Поздравляю с блестящим материалом тчк Уверен зпт. уроки моей Фолькишер Беобахтер (фашистская газета) не прошли даром тчк руль надежных руках тчк так держать тчк хайль тчк доктор Геббельс”. Послал, конечно же, анонимно, бросив письмо в далекий от места жительства адрес, предварительно стерев все отпечатки пальцев, я так думаю.
«Не отставал от этой компании также и известный карикатурист Б.Ефимов, в рисунках которого часто появлялся длинный дядя Сэм с бородой и с высоким цилиндром на голове. Из заднего кармана брюк этого персонажа высовывалась маленькая голова Бегина. Не без труда удалось узнать домашний адрес художника (в газете сообщить отказались). Послал личное письмо, в котором напомнил, что его нынешнее поведение согласуется с прежним - в деле брата (М.Кольцова), от которого он публично отрекся после ареста и указал на удивительную похожесть лица Бегина на рисунках с его собственным. Не знаю почему, но подобные рисунки в «Правде» больше не появлялись. Могу также ПОХВАСТАТЬСЯ (выделено мной – А. Максимов) тем, что высказал то, что хотел председателю «антисионистской лиги» генералу Драгунскому. Было известно, что в Израиль собирался его родственник. Генерал заявил, что своим отъездом он испортит ему карьеру. Пообещал застрелиться, если тот ослушается. Тем не менее, родственник не внял угрозам. Я написал генералу письмо и посетовал ему, почему генеральское слово осталось невыполненным».
Видать очень свербело в одном месте, что пониже спины, у коммуниста-сиониста Марьясина. «Еврейская ментальность была свойственна мне практически всю сознательную жизнь, - сообщает этот ветеран войны. Перед концом войны он, советский офицер, оказался на территории Венгрии и Австрии. «Зная о фашистских концлагерях и лагерях смерти, я постоянно искал среди жителей населенных пунктов, где проходил полк, евреев. Интересовался их судьбой, старался помочь хотя бы продуктами».
Не только помогал продуктами (откуда продукты?), но даже нелегально переправил еврейскую девушку из советской в американскую зону оккупации. И хотя ей на территории Венгрии ничего не угрожало (до событий 1956 года, когда народ Венгрии поднялся против засилья евреев в руководстве страны) Марьясин похвастался: «Я по праву горжусь тем, что помог спасти жизнь неординарной еврейской девушки».
Разве ей что-то угрожало? Простая девушка, не политическая функционерка. Тех – да, ждала заслуженная участь. «Среди руководства венгерской диктатуры было немало евреев, включая самого главного - Ракоши. Таких, как он, венгры вешали на столбах».
Интересная вещь – еврейская ментальность. В описываемом случае, навскидку, ничего предосудительного вроде нет. Понравилась еврею еврейская девушка – помог. Наверное так могли поступить русские, немцы, поляки и др. – помочь человеку своей крови. Но обратите внимание на предыдущие строки. Марьясин не просто помогал встретившимся евреям – он их специально искал. Что здесь такого, спросите вы? Вроде и ничего, если бы не прочитанная повесть Якова Шехтера «Свинья в апельсинах».
Герой повести еврейский мальчик Шлойме после освобождения американскими солдатами из концлагеря был вместе с другими уцелевшими детьми переведен в госпиталь.
«В один из дней в столовую вошел американский офицер, встал между столами и закричал во весь голос:
“Шма, Исроэл, Ад-най Элокейну Ад-най эход”».
В переводе звучит так: «Слушай, Израиль, Господь, Б-г наш, Господь один».
«Шлойме не поверил своим ушам. Офицер крикнул еще раз, и Шлойме со всех ног кинулся к нему. Из разных углов зала, опрокидывая скамейки, к офицеру бросились еще несколько ребят. Остальные – русские, чехи и поляки – продолжали сидеть, недоуменно переглядываясь.
Американец обхватил ребят руками и заплакал: “Киндерлах, вос обн зей гимахт фун аих, киндерлах!”».
В переводе: «Дети, что они с вами сделали, дети!».
«Офицер оказался раввином американской армии. Он ездил по лагерям и отыскивал уцелевших еврейских детей. Шлойме вместе с другими мальчиками перевезли в специальный госпиталь».
Понравилось? Очень напоминает действия Марьясина? И заметьте, офицер американской армии – не гражданское лицо, вольное поступать по-своему. А этот офицер пускает умильную слезу, избранных детей сразу же переводят в специальный госпиталь. А к другим детям, освобожденным из концлагеря он абсолютно равнодушен. Кто они такие – какие-то русские, чехи, поляки? Да, еврейская ментальность, которой так гордится Марьясин. Зато русские солдаты и офицеры не делали никаких исключений для освобожденных детей, кто бы они ни были – русские или евреи, поляки или цыгане. Это русская ментальность.
Как же сын «врагов народа» Илья Марьясин стал советским офицером? Это отдельная тема разговора. Несмотря на «свою “ущербную” анкету», как пишет Марьясин, перед войной он поступил в Киевский политехнический институт (КПИ). После начала войны он получает повестку из военкомата. С целью сохранения мобилизационного резерва 500 призывников было направлено своим ходом в Донецк. «Кое-как добрались до Полтавы, где нас распустили». В конечном итоге странствий Илья Марьясин и друзья, «узнав, что КПИ эвакуирован в Ташкент, решили отправиться туда самостоятельно». И ведь добрались и снова продолжили учебу. «Прибыв в Ташкент, мы были удивлены обилием продуктов».
А затем, «я не проучился в Ташкенте и одного семестра. К нам на химический факультет пришли представители из Военно-Химической Академии и предложили поступить на ускоренный курс обучения. Я согласился».
Одной из причин этого поступка Марьясин называет совесть. «Идешь по улице, молодой и здоровый, и видишь безногого инвалида на каталке. И становилось стыдно, что у тебя все в порядке, а ты на войне еще не был».
Не верю. Как можно верить человеку, который ненавидел советскую власть («советскому режиму я ничего не простил, ни тогда, ни сейчас»), но при этом быстренько вступил в партию, стал коммунистом. «Я имел “честь” состоять в этой организации, вступив в нее на фронте», - написал Марьясин уже будучи на ПМЖ в Израиле.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 19 сен 2011, 19:38 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Тему военной жизни Марьясина еще можно было продолжать, однако учитывая особенность темы, перейду на рассказ о Марьясине, как коммунисте.
Вступив в партию на фронте (его лучшему другу Абраше Брикеру, как я уже писал, удалось это сделать еще в школьные годы), Илья Марьясин чуть-чуть не дотянул до золотого партийного юбилея. Однако подвернулась возможность уехать на свою настоящую родину, в Израиль, вот и пришлось коммунисту Марьясину идти в райком партии и сдавать партбилет. Это Марьясин проделал с удовольствием, потому что, как он пишет, «я никогда не чувствовал себя так свободно, выходя из этого позорного заведения».
Позорное заведение? Здесь он прав. Почти 50 лет человек пробыл в партии и за все это время партийцы не разглядели его сущность? Человек, который осуждал преданность «этой поганой и порочной идее» спокойно состоял в партии. Позор ей. Вдогонку Марьясин сообщает: «Могу сказать вполне определенно, что с ранней юности я ненавидел этот строй». И с юных лет был членом коммунистической партии. «Партия – наш рулевой» - был такой лозунг в советское время. Вот марьясины и зарулили страну.
Может быть, он искусно скрывал свои чувства и взгляды? Отнюдь. Вот как Марьясин описывает свои походы по сдаче в макулатуру полного собрания сочинений Ленина: «Добавлю от себя, что мои неоднократные попытки сдать эти великие сочинения в макулатуру во время кампаний подписки на художественную литературу (было и такое) никогда не увенчивались успехом».
Вспомните его мальчиш-плохишские поступки по борьбе с евреями, посягнувшими на идеи сионизма. Много раз, по его словам, проявлял просионист Марьясин свою неуемную активность. И при этом, кстати, не спешил сдавать партбилет. Наверное, на всякий случай. Вот такой он коммунист. Как и его отец, из бундовца в одночасье ставший большевиком.
Биограф Марьясина-старшего Г. Панюхин пишет: «Партия “очищалась”. Но очищалась ли? Истребляя преданных делу социализма коммунистов, она начала свое вырождение. Увы, осознание этого придет слишком поздно, спустя 20 лет. Неправедно осужденных реабилитируют. Только распад партии уже невозможно было остановить. Центральные посты в ней со временем заняли обуржуазившиеся коммунисты, которые и выступили инициаторами возврата на капиталистический путь развития и превращения России в сырьевой придаток крупной буржуазии Европы и США».
Не прав бывший муниципальный служащий, ставший биографом. Правильнее было бы написать: «Истребляя преданных делу уничтожения русского народа…». Не интересен, видимо, ему русский народ. Идеи коммунизма и пролетарского интернационализма гораздо теплее.
Что еще сказать биографу? Распад партии начался именно тогда, когда пошла волна хрущевских реабилитаций, когда неправедно осужденных (а таких было много) оправдывали, но вместе с ними реабилитировали и палачей, тех, кто заливал Россию кровью, или же был у таких на подхвате, поддерживая антирусскую политику большевиков. В числе последних значится и Лазарь Марьясин. Впрочем, вполне вероятно, что руки самого Лазаря тоже были обагрены русской кровью. Ведь служил же он в политотделе Красной Армии?
Вторая волна реабилитаций прошла уже в горбачевские времена. Тогда оправдали новую группу мерзавцев, а некоторых даже восстановили в партии, забив последний гвоздь в крышку гроба компартии СССР.
Дети и внуки репрессированных, а теперь оправданных известных большевиков, чекистов, армейцев, советских чинуш стали пятой колонной, благо сама правящая компартия, одряхлевшая и обюрократившаяся, дала им зеленый свет. Многие из этих сыночков и внучат были отъявленными русофобами (как и их отцы и деды), хотя старались по мере возможности это скрывать.
Вот и у сына Лазаря Марьясина, репрессированного бывшего высокопоставленного большевика, а до этого бундовца, коммуниста Ильи Марьясина просвечивает русофобское нутро. Это кровь.
Таким только дай возможность обгадить русский народ – поток льющихся мерзостей не остановишь. Как вам такой марьясинский пассаж: «Руководители немецкого народа (других, причастных к уничтожению евреев, тоже) признали свою ответственность за действия фашизма, а русский народ в своей подавляющей части, до сих пор считает своего фюрера выдающимся государственным деятелем и пытается откреститься от его деяний».
«Хотелось бы, чтобы статья внесла бы хоть маленькую лепту в дискуссию о Покаянии России перед миллионами своих загубленных и замученных граждан».
А почему речь не идет о покаянии Израиля за миллионы загубленных и замученных большевистскими бонзами русских людей (да и не только русских)? Ведь потомки ягод и якиров теперь там обитают. И каяться не собираются.
Зато громко визжат о русском шовинизме и национализме. Причем за любое маломальское упоминание гордости за русскую историю. Не верите? Читаем у И.Марьясина.
«Недавно по 2-й программе телевидения (РТР) в программе “Национальный интерес” выступил какой-то историк, заявивший, что русские невесты из царских фамилий обучали своих женихов-мужей грамоте, поскольку те были неграмотны. Вот, мол, какой передовой страной была тогда Россия. Этому историку полагалось бы знать, что русский печатник И. Федоров напечатал в России свою первую книгу в 1560 г, а И. Гуттенберг в Европе на 100 лет раньше – в 1453 г. Что же касается библии, то она в земле ханаанской появилась примерно за 1500 лет до РХ. Так что пример русского высокодержавного национализма оказался пустышкой».
А стоит лишь заикнуться об «особой исторической роли русского народа», то для израильского эмигранта это окажется примером «грубого и лживого архинационализма».
Марьясина очень беспокоит содержание наших школьных учебников. Ведь там «не исключено добровольное искажение истории во имя “великого национального пути России” или, попросту, национального шовинизма».
А вот еще у него: «Ни одна цивилизованная страна не забывает своих злодеев: ни Кромвеля, ни Гитлера. Все каются за своих “героев”. Только Россия остается в стороне». Что сказать на эту гнусность? Нет, не Россия, а только Израиль остается в стороне от покаяния перед народами России. Ведь это их «герои» наследили на нашей земле. Но вместо покаяния, наоборот, его требуют от нас за то, что не ставим памятники их кровавым предкам.
Лазарю Марьясину памятник воздвигли. Он стоит на территории Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле. Это общий памятник директору строительства Вагонки Лазарю Марьясину, партийному секретарю стройки Шалве Окуджаве и директору Вагонзавода Григорию Зиновьевичу Павлоцкому. Тысячи рабочих, погибших при строительстве завода, памяти не удостоены.
Такие вот дела. Может быть, действительно, мы – Иваны, не помнящие родства? Сегодня памятник марьясиным и окуджавам, а завтра, кому? Шамилю Басаеву, как этого хотел сын Шалвы Окуджавы Булат Окуджава? Будет, и не только ему. Неужели мы народ без памяти?
Сын Лазаря Илья Марьясин в одной из своих статей возмущался, переворачивая все вверх ногами: «Что же это за народ без памяти, который и сейчас выходит на улицу с портретами извергов и чудовищ!». Вот выбросим на помойку памятник его отцу, значит, с памятью у нас станет лучше.
Я уже называл применительно к И.Марьясину слово хуцпа. В своих статьях Марьясин-младший это только подтверждает.
К примеру: «На улице трижды обращаюсь к молодому военному с вопросом об искомой улице. Быстро уходит, не обращая внимание. Прошу его остановиться. Останавливается, что-то невнятное рявкает и идет дальше. Порекомендовал ему поучиться вежливости». Весь мир должен вокруг него кружиться? Возможно, этот военный неправ, но, возможно, он спешил по службе. Должен был все бросить и мило побеседовать с бездельником-эмигрантом? Стоит ли дальше комментировать?
Гулять по Москве и всюду совать свой нос, как видно из рассказов Марьясина, он любил. Если что не по нему – хамы и антисемиты. «О проявлениях антисемитизма. Гуляя с женой по Арбату, решили зайти в знаменитой «Дом дружбы народов» (бывший особняк Морозова). Попытались раздеться в гардеробе. Вальяжный швейцар с галунами преградил нам дорогу. «Вам тут делать нечего». Наша внешность не вызывала у него никаких сомнений, с кем он имеет дело».
Внешность тут не причем. Ведь и в самом деле им там делать было нечего, но захотелось погулять, приобщиться к чему-нибудь дефицитному. Хоть к товару, хоть к людям. Или оказаться в доме отдыха «Актер». Интересно, кто-нибудь там был из актеров? Или только люди наподобие Марьясина? «Другое знакомство, переросшее впоследствии в дружбу, относится к Давиду Абрамовичу Мишне. С ним познакомились в доме отдыха “Актер”».
Кстати, это еще один любопытный персонаж. Его старший брат Исай Мишне был одним из 26 расстрелянных бакинских комиссаров. По-Марьясину: «Старший брат с ранних дет занимался революционными делами и оказался в конце концов министром финансов провозглашенной Бакинской республики». Однако двоюродная племянница Мишне Ада Горфинкель утверждает иное: «Да и комиссаром-то он не был. Служил делопроизводителем в Военно-революционном комитете. К тому же беспартийный. Совершенно случайно, как пишет А.И. Микоян, он оказался в
числе расстрелянных».
После расстрела старшего брата Давид Мишне бежал в Америку. Там он, активный член компартии Америки, «рвался в СССР, желая помочь в борьбе с врагами народа» (по Марьясину). Это про 37-й год. Но у Ады Горфинкель несколько иначе: «Тетя Хая усиленно вызывала сына обратно домой, из Америки».
«В то время многие, и в особенности евреи, рвались в дорогую им "первую страну подлинной демократии", с тем, чтобы на месте вместе со всем народом активно участвовать в этой борьбе» (снова И.Марьясин). Видать, мало нашей кровушки. Еще захотелось?
Возможно, оба варианта причины возвращения Давида Мишне в СССР правильны. Но какая бы причина ни была, итог такой: Давид вернулся в СССР в 1941, а после войны его арестовали как американского шпиона, «получил на всю катушку – 25 лет». Что закономерно.
А дальше почти по Райкину: свое отсидел и снова тихий, снова скромный. Но суть осталась прежняя, недаром в доме отдыха «Актер» встретились и подружились с Марьясиным.
Сколь долго продолжалась их дружба, мне неизвестно, однако через несколько лет Илья Марьясин наконец-то выехал в Израиль. Показателен пример с вывозом багажа. Он вспоминает: «У меня было несколько сверл с твердыми наконечниками. Хотел их взять с собой. Таможенник заявил, что это запрещено. Передал их грузчику, который кинул их в ящик в отсутствие таможенника. Но почему-то при распаковке ящиков этих предметов, цена которых в Израиле – грош, не оказалось». Цена грош, а взял с собой, а когда не оказалось в багаже, думаю, чуть не повесился. Наверное, до сих пор локти кусает. Жалко сверл!
Эпопея с хлопотами российской пенсии – это особенная песня. «В течение продолжительного времени мы с женой безуспешно пытаемся восстановить отнятые при отъезде из СССР пенсии по старости. И здесь не так важна их жалкая величина, которая, как сказал один остроумный еврей: “бессер ви а патч” (это все-таки лучше, чем получить по морде)».
Что же вы думали? Как добиться жалкой пенсии? Получить гражданство России, им столь охаиваемой. «Недавно в Израиле чиновник консульства России, заявил мне, что «нечестно» просить о вступлении в гражданство России только для восстановления отобранной при отъезде пенсии».
А ведь эти израильтяне, бросившие нашу презираемую ими страну, как граждане России имеют право голоса, которым активно пользуются. А наступит час «Х», затрещит оборона Израиля, побегут обратно к нам. Деньги на обустройство потребуют. Уже сейчас об этом вспоминают.
«Почему-то о долгах перед бывшими гражданами СССР никто в России и не вспоминает». Денег наших захотелось. Германию заставили выплатить компенсацию ленинградским блокадникам. Но ее получили только люди одной национальности. На это Марьясин внимания не обратил. Так и должно быть с этой компенсацией? То ли дело жалкая российская пенсия.
Как ее получить? Через Конституционный суд. «По рекомендации Конституционного суда мы обратились в районный суд Москвы». Но незадача – отказали в районном суде. Неудача Марьясина не сломила – сразу же после суда Марьясин, специально прилетевший из Израиля, пошел ни много, ни мало прямиком в Конституционный суд России. Вы бы так смогли?
Был он и в городском УВД, это известно из следующей фразы борца за жалкую пенсию: «В туалет находящегося рядом городского управления внутренних дел, где были по делам, нас с женой не пустили».
Судился Марьясин, как я уже писал, с газетой «Жизнь за всю неделю», здесь он вышел на самого генпрокурора России Чайку. Но и здесь получить денег не удалось. Кругом обломы!
Зато Марьясины «посетили еврейский культурный центр. Кругом охрана как в аэропорту. Красивое большое здание с множеством залов различного назначения. Масса еврейской молодежи, в том числе молодых хасидов. Специальные залы для мясной и молочной пищи. Ели вкусную форель».
В ходе поездки в Россию был еще один «небольшой положительный эпизод. Поехали несколькими машинами на Востряковское кладбище навестить дорогие могилы. Это совпало с первым днем православной пасхи. Тысячи людей. О подъезде к воротам не может быть и речи. Все дороги перекрыты, сотни полицейских. Останавливаемся на обочине. Выхожу и предъявляю постовому майору израильский паспорт. Делает широкий жест и пропускает машину. У следующего поста останавливаться не пришлось, он уже их предупредил. Удалось подъехать к самим воротам кладбища».
Приятно таки! А тысячи православных шли пешком. Правильный этот майор!
А вот уличное наблюдение. «На подъезде к Пушкинской площади к стоящим перед светофором машинам поочередно подходит пожилая, на вид интеллигентная женщина в поношенной, но приличной одежде с протянутой рукой. Все открывают окна и подают». Осуждает это Марьясин. Пожилой человек нищенствует. Конечно, мерзское зрелище. Но только забыл израильтянин, что хорошие продовольственные наборы не для этих пожилых людей. Они же не евреи. Ведь евреи регулярно получали прекрасные наборы от различных благотворительных организаций, да и сейчас получают. Только афишировать не любят.
Что такое «Джойнт» слышали? А знаете, кто был ее учредителем? Якоб Шифф, тот самый, на чьи деньги Троцкий делал революцию в России. А до этого именно благодаря деньгам Шиффа Япония смогла победить в войне с Россией. Первым председателем «Джойнта» был Феликс Варбург, зять Шиффа и старший партнер в банке «Kuhn, Loeb & Co», где управляющим был Шифф.
Кстати, что довольно любопытно, этот банк в 1977 году слился с «Lehman Brothers», чьим основателями были Генри, Эммануэль и Меир Леманы. А в 2008 году произошло их банкротство. Именно оно и послужило началом мирового финансового кризиса. Да, еще добавлю, что дочерние структуры банка под банкротство не попали и продолжают успешно работать. Молодцы!
Григорий Шойхет, председатель Правления Харьковской объединенной Еврейской общины написал письмо Генеральному директору «Джойнта» в странах СНГ и Балтии Ашеру Острину. В нем он в сильном возмущении задал вопрос: «Известно ли вам, что сегодня продуктовые наборы для подопечных Хеседа выдаются в обычных продуктовых и вино-водочных магазинах?! Разве это не безумие?! Если нет, то тогда это хорошо спланированная чудовищная акция, для провоцирования антисемитских настроений у нееврейского населения города».
В других городах это не афишируют. Далее Шойхет, в частности, продолжает: «Сейчас началась самая отвратительная акция - замена горячих обедов продуктовыми наборами. Целая армия нанятых вами людей ходят по домам подопечных и требуют, чтобы старики согласились на эту замену. К нам обращаются люди: инвалиды, слепые, малоподвижные, которые не в состоянии самостоятельно готовить обеды, со слезами просят не делать этого. К сожалению, мы теперь ничего не можем сделать. Они должны обращаться к вам. Но в этом случае слепые просят глухих и бессердечных. Разве не очевидно, для чего нужна эта замена? От обедов нет никакого "бульона", а с посылочками проще. Достаточно лишь договориться с поставщиком о проценте. Два года назад, обвинив нас в нечистоплотности, вы запретили нам проводить тендеры на поставку продуктовых наборов, объясняя это тем, что наши наборы были несколько дороже. Но поставщик отбирался строго по вашим инструкциям: "из числа солидных, надежных, известных поставщиков, при строгом контроле качества продуктов". Вы же почему-то стали сотрудничать не с "солидными и известными фирмами", а с частными предпринимателями, работающими по единому налогу, не имеющими право на такого рода деятельность, имеющими возможность скрыть свой доход от государства. Наборы стали дешевле, но начали поступать жалобы на низкое их качество. Может быть, ваши "гехтманы" по такому случаю также сократили свой рацион питания, ведь мы же единый народ и ответственны друг за друга?»
Не знаю, получил ли ответ Шойхет или нет. Но аналогичную информацию о благотворительных акциях найти нетрудно. Например, читаем, что Московский «Шаарей Цедек» организовал раздачу продуктовых наборов к празднику еврейского Нового года. Объем и наполнение подарочного набора вызывает у многих радостное удивление: еврейская община подготовила для каждого солидный шестикилограммовый пакет с разнообразными продуктами к праздничному столу. В состав набора традиционно входят мясные и рыбные продукты, консервация, сладости. Также не обошлось и без яблок и меда - как же по-другому можно ощутить сладкий вкус этого осеннего праздника… Для того, чтобы проверить комплектность с каждым купоном выдается цветной вкладыш “Состав кошерного продуктового набора к празднику Рош a-Шана”».
Но пора завершать рассказ о Марьясиных. Илья Марьясин уже будучи в эмиграции, в статье, опубликованной в «Тагильском рабочем» в 1990 году (в еще советские времена опубликовали статью ярого антисоветчика!), написал: «Оглядываясь в далекое прошлое, пытаюсь проанализировать роль активных участников осуществления планов индустриализации. Я бы разделил их на две категории. К первой относились искренне заблуждавшиеся, верившие в той или иной степени в социалистические идеалы и светлое будущее; к другой циники, использовавшие пустые лозунги, понимая, что за ними ничего не стоит, для личных целей в борьбе за власть. Мой отец принадлежал, конечно, к первой группе».
Конечно же, ко второй группе, только к ней! Вспомните хотя бы дворец, в котором проживал Лазарь Марьясин с семейкой, в то время как рабочие ютились в неотапливаемых зимой бараках. Или это были такие большевистские идеалы и светлое будущее для избранных? Причем построенное на чужих костях. Костях туземцев? В таком случае совсем в ином ракурсе (и правдивом!) смотрится фраза его сына, что Лазарь Марьясин, «как очень умный человек, он не мог не понимать, что на самом деле представляет собой «социализм», который он не за страх, а за совесть строил вместе со многими и многими другими».
И эти «борцы за народное счастье» еще, думаю, считали, что люди должны преклонить колени и молиться на этих вот марьясиных – творцах добра. Вот что написал Булат Окуджава, ознакомившись с той статьей: «Воспоминания Ильи (Алика) Марьясина интересны, но в них, действительно царит непонимание той ситуации. Это я замечал у многих бывших детей «врагов народа». Они склонны не замечать, что их отцы активно и даже порой агрессивно участвовали в преступлении, считая себя творцами добра». Я бы еще сделал маленькую правку, убрав кавычки со слов «врагов народа». Подавляющее большинство репрессированных заслуженных большевиков были самыми настоящими врагами народа.
А их дети, при первой возможности сбежавшие за куском кошерной колбасы за границу, продолжают поливать грязью Россию и ее народ, негодуя, что их отцам и дедам, зажравшимся мерзавцам, не ставят памятники и не выплачивают их потомкам компенсацию. Тот же Илья Марьясин подписывается как «лицо, пострадавшее от сталинских преступлений».
Негодуя, он пишет: «Написаны тысячи воспоминаний о далеких трагических годах кровавого сталинского режима». Добавлю: режима, которому так усердно аплодировали Лазарь Марьясин и Шалва Окуджава. Аплодировали до тех пор, пока их самих не «шлепнули». Не имеет никакого права сынок Лазаря Марьясина судить те времена, так как его отец был одним из столпов этого режима. Право же на суд имеют только афоньки дергачевы и дворники блохины (см. статью «Котлеты и мухи»), то есть те, кто не только ничем себя не запятнал, но и построил экономику страны, сделал ее великой страной.
Лицо, пострадавшее от сталинских преступлений (как-никак лишили счастливого детства во дворце) пишет о пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года. «Этот пленум был по существу увертюрой к кровавой сталинской расправе над ведущими хозяйственными руководителями страны. После него, СССР погрузился во мрак тотального кровавого террора против своих лояльных и честных граждан. Как обычно, евреи не оставались в стороне от активного участия в строительстве социализма. Известно, что не менее половины руководителей крупнейших строек были евреями. Мой отец в одночасье оказался “матерым шпионом и вредителем”. Он был арестован в декабре 1936 г. и через три месяца расстрелян. Протоколы упомянутого Пленума хорошо иллюстрируют, какие анекдотические предлоги шли в ход для доказательств фактов вредительства».
Вот один из примеров, который приводит Марьясин. «Евдокимов говорил, что враги, засевшие в Ростовском горсовете, при строительстве школ сознательно не обеспечивали их противопожарным оборудованием. При этом, как заявлял Евдокимов, ссылаясь на показания "вредителей", они говорили: “Пусть учатся детишки, а через некоторое время мы им устроим такой костер, что все население Ростова будет проклинать советскую власть до самой смерти”».
Скорее всего, обычное разгильдяйство было выдано за вредительство. Вряд ли планировали устроить пожар. Но то, что этим людям, многие из которых в действительности были нашими врагами, было глубоко наплевать на детей туземцев, за чей счет они жировали в особняках и отоваривались в закрытых распределителях, думаю, будет верно.
После расстрела Лазаря Марьясина сохранилась опись вещей, оставшихся от него: «испорченный электрический фонарик, кальсоны с завязками, зубная щетка и другие не менее важные предметы».
Зато теперь Иваны, не помнящие родства, воздвигли ему памятник. Жаль, что не в виде кальсон с завязками – это было бы правильно. Ведь по Сеньке и шапка, то бишь по Лазарю и кальсоны с завязками.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 20 сен 2011, 10:58 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Богатыри

В одной из своих статей Илья Лазаревич Марьясин написал следующее: «Хотелось бы привести несколько выдержек из книг, характеризующих деловые качества Л.М.Марьясина. Из книги В.И.Машковцева «История Магнитки» 1999 г.
“В 1930 году — Магнитка. Это уже большая школа. Валериус и Марьясин стали главными строителями всех крупных объектов у горы Магнитной. Это были две родные души — ироничные, мыслящие по тому времени весьма свободно и критически. Американец Джон Скотт отметил в своей книжке «За Уралом», что Марьясин высказывался частенько антисоветски... Возможно, такое и бывало в кулуарах, доверительных разговорах. Яков Семенович Гугель — первый директор ММК, хотя он таковым не числился, отзывался о Марьясине и Валериусе не только уважительно, но и восторженно: — Они удивительные организаторы, умеют делать что-то из ничего! И нарком Серго Орджоникидзе не выпускал их из поля зрения. Серго первым увидел, что они выросли до уровня геркулесов. И Магнитка — школа всесоюзных кадров — могла обойтись уже и без них. Нарком направил Валериуса в Златоуст, Марьясина — в Тагил, а Гугеля — в Днепропетровск. Авраамий Павлович Завенягин (В последствии Зам пред.совета министров СССР) — Магнитку воздвигли, в сущности, три богатыря: Гугель, Марьясин и Валериус”. (Заметим - все 3 – евреи)».
Ознакомился и я с книгой Машковцева. Действительно, три «богатыря». Биографии очень схожи. Все участвовали в Гражданской войне, всех в 1937-38 гг. расстреляли.
Жаль, что Марьясин-младший больше ничего не написал о напарнике его отца Валериусе. А мог бы. Есть чем гордиться. Той же Гражданской.
Читаем у Машковцева: «В 1918 году, служа в Красной Армии, стал комиссаром. Тухачевский отмечал его памятным подарком: именными часами и пистолетом. Но слишком часто приходилось стрелять по восстающим крестьянам и рабочим. Одна из таких акций потрясла молодого комиссара. По приказу Троцкого его рота расстреляла в отмщение за смерть «героя революции, славного большевика» сорок заложников, в том числе женщин и детей. Одна из девочек, двенадцати, пронзительно умоляла:
— Дяденьки! Не убивайте нас!
Заложников расстреляли у стены каменного сарая из двух пулеметов, закопали в яме на пустыре, якобы за похищение комиссара из продотряда. Через неделю «героя революции, славного большевика», обнаружили случайно в соседнем селе, где он пьянствовал у родственников».
Герой? Однозначно! Все они герои! Комиссарить, расстреливать детей, пьянствовать – это они умели. БОГАТЫРИ!
Через какое-то время Валериус «воспользовался предложением поехать на «курсы красных командиров промышленности», демобилизовался из армии». Что послужило причиной этому? Думаете, совесть? Какая совесть? Обида за отца. Дело в том, что «всю живность в хозяйстве отца реквизировал проходящий маршем отряд красноармейцев, а за оказанное сопротивление председатель сельсовета конфисковал в доме диваны, ковры, одеяла и пуховые перины, для протеста не было ни сил, ни возможностей».
Гугель, кстати, тоже покомиссарил в Гражданскую. И Марьясин, напомню, в штыковые атаки не ходил, а служил в политотделе. Чем занимались политотделы, мы знаем: не только агитацией, но и практическими акциями, наподобие той, в которой принял участие Валериус. Упырь Тухачевский, уничтоживший газами чуть ли не пол-Тамбовщины, не зря же его наградил часами.
Почитаем еще немного из книги Машковцева. Вот про шефа этих трех «богатырей».
«Из конфликтов Серго с Кобой, так называли Сталина старые товарищи партии, вовсе не следует, что Орджоникидзе был коммунистическим ангелом. В двадцатых годах и в начале тридцатых Серго активно участвовал в уничтожении сотен тысяч людей, особенно казачества. И у него руки были в крови по локоть. Прозрел нарком в своем палачестве скорее всего не по нравственным причинам, а как прагматик. НКВД, массовые репрессии вырывали из его промышленных кадров талантливых руководителей, организаторов, инженеров, редких специалистов. С теми, кто оставался после репрессий, нарком уже не мог решать большие задачи, на заводах иногда останавливались цеха. Промышленность страны то топталась на месте, то катилась в пропасть».
А вот про арест «маршала советской индустрии» Валериуса.
«31 августа 1937 года Константина Дмитриевича исключают из партии — якобы за развал магнитогорского строительства, за которое он и получил орден Ленина. Но с работы сразу не убрали, ждали окончания следствия в Златоусте и заключений из наблюдений магнитогорского НКВД. Три месяца Валериус спал урывками, ждал ареста. И «черный ворон» в одну из ночей подъехал.
Ордер № 13204 на арест Валериуса Константина Дмитриевича был выдан с разрешения Лазаря Моисеевича Кагановича. В протоколе отмечено, что при обыске присутствовали дворник Золотов А. П. и гражданка Валериус Сара Самуиловна. В ходе операции изъяли паспорт, выданный в Магнитогорске, пропуск НКТИ № 638, водительские права № 014905, орден Ленина № 977, пистолет «Коровин» № 383093, деньги — 200 рублей 59 копеек. Обыск проводили сотрудники НКВД Матюшин и Маслов. Жену Валериуса они наименовали в протоколе «гражданкой», а обозвали в сердцах жидовкой, потому как скулила, играла на нервы. И не следует видеть в поведении Маслова и Матюшина антисемитизма, как проявления государственной политики. Какой же русский не называл еврея — хоть один раз в жизни — жидом? И десятки тысяч русских, татар, украинцев ушли за это в концлагеря».
Был ли Валериус шпионом и диверсантом (его обвиняли именно в этом)? Нет, не был. Расстреляли невинного человека? Какой же он невинный? Он – каратель и срока давности быть не может. Правильно сделали, что расстреляли.
Интересно, когда летом 1938 года Валериуса ставили к стенке, вспоминал ли он убитую им 12-летнюю девочку?
А что же Лазарь Марьясин, соратник Валериуса?
Приведу отрывок из выступления Авраамия Завенягина (Завенягин: «Магнитку воздвигли, в сущности, три богатыря: Гугель, Марьясин и Валериус») на Пленуме ЦК ВКП(б).
«Магнитогорский комбинат, на котором я работаю, как одно из самых крупных предприятий страны, не остался вне сферы деятельности вредителей. На Магнитке работал известный Марьясин, он строил коксохимический завод и построил его явно вредительски. Хуже всего то, что вредительская работа Марьясина обнаружилась не сейчас, она была видна и раньше, но мы не сумели ее правильно расшифровать. Серго не раз на очень больших собраниях очень резко крыл этого проходимца за его работу в Магнитогорске».
Все они… «богатыри».


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 21 сен 2011, 10:29 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Любопытный отрывок есть в книге В.И. Машковцева «История Магнитки»
«Из Магнитогорска, например, шли десятки писем в ЦК от людей серьезных, будто в Магнитной горе нет руды, что металлургический завод поэтому строится вредительски. Письма направляли в ЦК не глуповатые обыватели, а старые большевики, партийные работники. Сигналы эти встревожили И. В. Сталина: в Магнитогорск для проверки писем был направлен К. Е. Ворошилов.
Начальник рудника В. А. Гончаренко обрисовал этот эпизод довольно подробно: «Климент Ефремович Ворошилов нагрянул неожиданно, как снег на голову, в сентябре 1931 года. Ни Яков Семенович Гугель, ни я не могли убедить Ворошилова, что подозрения напрасны: руды в Магнитной горе много. Сказывался арест Гассельблата, который проектировал завод. Арест Боголюбова. Мы показывали Ворошилову схему буровых скважин. По ним легко было вычислить объем рудного тела. Но Климент Ефремович бумаги небрежно отбросил.
— Я должен своими глазами увидеть запасы руды, пощупать своими руками! — стукнул он кулаком по столу.
Гугель пытался показать товарищу Ворошилову уступы на открытых выработках, но это еще больше насторожило высокого ревизора. На руднике Климент Ефремович взял палку, махнул ею, как саблей, и сказал:
— Рубите штольню в данном направлении!
— Но это дорого и потребуется много времени, — стал возражать Гугель.
— А вы поторопитесь. Я подожду, — заключил Ворошилов.
Мы не могли выделить на прокладку штольни ни одного человека, на каждом объекте шел ударный штурм. Люди работали по 14-16 часов в сутки, без выходных. Выручили нас руководители НКВД. У них в лагерях было около 20 тысяч осужденных по 58-й статье. Много было и спецпереселенцев. Но большинство из них были расконвоированы, работали по найму, как все, хотя жили на спецпоселках. Яков Семенович Гугель подбросил работникам НКВД продуктов, выделил тесу для трех бараков, пытался их задобрить, чтобы рабочих получить на круглосуточную. Гугель, впрочем, старался зря. Работники НКВД очень боялись Ворошилова. На пробивку штольни они выделили для круглосуточной работы две тысячи заключенных. Творилось что-то невообразимое. Пыль, грохот, искры, гам, выстрелы. Бригады менялись бегом, через каждые 20 минут. Тут же костры, дым, котлы с кашей. Стометровую штольню глубиной 70-80 метров прорыли, как в сказке, за неделю. Электрики провели проводку, осветили штольню. Ворошилов неторопливо прошел по штольне, пощупал срезы, взял с собой из глубины несколько кусков руды, увез в Москву. Разговоры о том, что в Магнитной горе нет руды, после этого прекратились.
Приезд К. Е. Ворошилова на Магнитострой в 1931 году не стал событием и тем более праздником. Ворошилов проявил себя жестко, был не очень общительным даже с теми, кто вместе с ним воевал в годы гражданской войны. Рабочие по указанию К. Е. Ворошилова стали выходить на работу строем, с песнями, как красноармейцы. К спецпереселенцам вновь поставили часовых с винтовками. Впрочем, у них очень много побегов. Ворошилова это обстоятельство разгневало... А однажды и перепугало...
Мимо одного из митингов, где вальяжно выступал К. Е. Ворошилов, проводили в концлагерь большую колонну политзаключенных. И вдруг, заключенные, как по единой команде, бросились в многотысячную толпу рабочих, согнанных на «важное мероприятие». Отличить их друг от друга было невозможно. Все выглядели одинаковыми — голодными оборванцами. Конвоиры начали стрелять из винтовок в воздух. К. Е. Ворошилов побледнел, но не растерялся: с трибуны его будто ветром сдуло. К своему автомобилю с охраной маршал бежал прытко и, запутавшись в длиннополой шинели, дважды упал... Но в толпе никто не рассмеялся».

И еще:
«В результате оценок минимальное количество убитых советской властью людей умерших от голода, холода и болезней на стройках Магнитки минимально составляет около 10000 человек, а максимально до 40000 человек! Такова была цена строительства самого мощного металлургического предприятия в мире».


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 21 сен 2011, 10:38 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Интересуясь Лазарем Марьясиным нашел любопытный материал на его офнофамильца (или все-таки родственника?) Льва Ефимовича Марьясина, председателя правления Госбанка СССР, арестованного в 1936 году, осужденного в 1937 по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации и в 1938 году расстрелянного.
Из книги Н. В. Петрова, изданной в издательстве «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН).
"В конце 20-х — начале 30-х годов Ежов пристрастился к пьянству. Позже Зинаида Гликина, давняя подруга Евгении (супруги Ежова) еще по Гомелю и постоянная гостья ее дома, показала на допросе:
«Еще в период 1930–1934 гг. я знала, что Ежов систематически пьет и часто напивается до омерзительного состояния... Ежов не только пьянствовал. Он, наряду с этим, невероятно развратничал и терял облик не только коммуниста, но и человека...
Его <…> собутыльником был Лев Ефимович Марьясин, вместе с Ежовым бывший еще одним заместителем заведующего орграспредотделом с ноября 1927 г. <…> Имеются свидетельства о том, как Марьясин и Ежов любили убивать время. Напившись пьяными, они устраивали соревнование, кто из них, сняв штаны и сев на корточки, выпуская газы, быстрее сдует горку папиросного пепла с пятикопеечной монеты.
Через Марьясина Ежов познакомился с его шефом Георгием Леонидовичем Пятаковым. С 1928 года Пятаков был заместителем председателя, а в следующем году — уже председателем правления Госбанка СССР, а затем в 1932 он стал заместителем наркома тяжелой промышленности. На суде в 1940 г. Ежов рассказал о своей обиде на Пятакова:
«Обычно Пятаков, подвыпив, любил издеваться над своими соучастниками. Был случай, когда Пятаков, будучи выпивши, два раза меня кольнул булавкой. Я вскипел и ударил Пятакова по лицу и рассек ему губу. После этого случая мы поругались и не разговаривали».
Марьясин пытался помирить обоих, но Ежов отказался и, в конце концов, порвал и с Марьясиным»".


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 23 сен 2011, 21:20 
Не в сети
Зарегистрирован
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 июн 2010, 01:00
Сообщений: 31
Откуда: Одинцово
Жуть, конечно...Читаешь про всех этих упырей-мороз по коже.
Когда то я слушал песни Окуджавы, восторгался им, подбирал на гитаре и пел про Виноградную косточку...Казалось, такой был человечище, поэтище..Все эти поэтические проникновенные вечера арбатской интеллегенции, Булат, его гитара..Скромный и мудрый, тихий и спокойный...Помню в Доме Пионеров портреты на стене, откуда взирали на нас ,юнцов, суровые и величественные герои революции и Гражданской войны: Блюхер, Тухачевский и прочие...Под каждым портретом скормная подпись -1937(38), просто "умер"...Никто и никогда не посвещал нас, пионеров 80-х, в тайны смертей Блюхера, Тухачевского, Фрунзе, Орджоникидзе, Кирова и других..В Большой Советской Энциклопедии 53 года в начале тома статья о Берии была залита типографской краской. Я задавал вопросы родителям, мне отвечали шепотом:-Это Берия, враг народа, про него не вздумай в школе говорить, отца сошлют служить в Нижний Тагил.. Все в таком духе. Жили в каком то вакууме, никто и ничего не рассказывал, все всего боялись..
Все мои детские иллюзии, вера в кумиров и вождей, пионерский галстук, вся атрибутика того времени сейчас вызывает умиление и ностальгию...Но , как жаль, что все разрушилось, все поменялось с ног на голову, и суровая правда о вселенской лжи заставляет содрогнуться.Реально страшно узнавать все новые и новые факты. Точно так же разочаровываешься в детстве, узнавая, что Деда Мороза на самом деле не существует...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 13 фев 2013, 06:26 
Цитата
О! Откуда информация, что Валериус(!) Константин(!) Дмитриевич(!) был евреем? Валериусы - мои предки. Семейные связи проследила до 1817 года. Вы не поверите! Ни одного еврея! И даже Машковцев пишет, что Валериусы были прибалтами. Отец его Дмитрий Васильевич и дед Василий Иванович и даже прадед Иван Валериус, все были женаты на русских. Если Вы знаете о еврейских корнях Валериусов, очень прошу поделиться источником этой информации.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 13 фев 2013, 09:59 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
То, что Валериус - еврей, утверждает сам Марьясин. Он, думаю, знает, что пишет.
Опубликовано на популярном и известном еврейском сайте:
http://berkovich-zametki.com/2008/Zamet ... jasin1.htm


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 13 фев 2013, 13:10 
Цитата
Думаю, что Марьясин преувеличивает. Я имела ввиду достоверные источники, а не чьи-то там слова на сайте. Изучив добрую сотню метрических книг 18, 19 века (ГАПК, ГАСО), отыскав около 50-ти Валериусов, я не вижу никаких подтверждений этой информации. Собственно, я ничего не имею против евреев, я против искажения фактов.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Кальсоны с завязками
СообщениеДобавлено: 13 фев 2013, 13:24 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Лично моего в этом утверждении нет ничего, даже комментариев к нему. Только процитировал отрывок, поставив кавычки.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.
Быстрый ответ
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
Введите текст вашего сообщения. Длина сообщения в символах не более: 60000

Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
Размер шрифта:
Цвет шрифта

 • Добавить изображение
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЕН
[img] ВКЛЮЧЕН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЕН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Подтверждение отправки
Для предотвращения автоматического размещения сообщений, на этой конференции необходимо ввести код подтверждения. Код отображён на картинке ниже. Если из-за плохого зрения или по другим причинам вы не можете прочесть код на картинке, свяжитесь с администратором
Код подтверждения:
Введите код в точности так, как вы его видите. Код не зависит от регистра, символа нуля в нём нет.
 


Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Style supported by CodeMiles Team.