Текущее время: 16 авг 2018, 11:13

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
  Для печати | Сообщить другу Пред. тема | След. тема 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Горький русофоб
СообщениеДобавлено: 12 сен 2010, 00:05 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 532
«Перекладывая грехи одних на плечи других, он пытался выделить из общей массы народа интеллигента и рабочего, выдавать их за «соль земли», а прочий народ оглупить и принизить. Прием нехитрый и даже примитивный».
Борис Можаев. «Грустные размышления о бойкой статье Горького «О русском крестьянстве».

«Несвоевременные мысли» Максима Горького, на первый взгляд – мужественная, искренняя и честная книга, наполненная болью за русских людей. Читаешь и думаешь: так мог писать только человек истово и непритворно любящий свой народ. Но неужели это тот самый Горький, который через каких-то четыре года будет спокойно и даже удовлетворенно говорить о гибели от голодной смерти ДЕСЯТКОВ МИЛЛИОНОВ русских крестьян – «Вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень»? Может быть, следует, не поддаваясь очарованию горьковских эмоций, внимательно и спокойно проанализировать его публицистическую книгу?
Попробуем найти базисные точки, вокруг которых Горький искусно плетет свои психологические сети, представая перед читателем в образе народного радетеля. Их всего три. Русские, евреи, большевики. За русских он переживает, евреев любит, а большевиков почти ненавидит.
Русский народ – главная тема «Несвоевременных записок». «Да, я мучительно и тревожно люблю Россию, люблю русский народ», - пишет Горький. Любовь – одна из самых чистых и беззаветных – родительская. Но ведь и эта любовь может быть разной. Разные родители, разные дети: хорошие и плохие, честные и мерзавцы, умные и дебилы… Вот и Горький любит русский народ так, как любит мать своего сына-идиота, а то и законченного мерзавца. Любит и… ненавидит. Жалеет и… гадит. Крепко гадит. После первого прочтения это не очень-то заметно: в глаза бросаются горьковская боль о России и русском народе, мечты о его преображении в облике культурного, во всех отношениях прекрасного человека.
На фоне боли и переживания за русский народ читатель готов примирительно отнестись к обильно пестрящих на страницах «Несвоевременных мыслей» негативных высказываний Горького о русских, благо они упираются в темы ужасного царского наследия. Судите сами, к примеру, в такой фразе: «Живя среди отравлявших душу безобразий старого режима, среди анархии, рожденной им, видя, как безграничны пределы власти авантюристов, которые правили нами, мы - естественно и неизбежно - заразились всеми пагубными свойствами, всеми навыками и приемами людей, презиравших нас, издевавшихся над нами», - может ли читатель возразить? Вряд ли, учитывая весьма негативное отношение к царизму в годы революции.
Очень искусно Горький связывает воедино ненавистный царский режим и крайне нелестную оценку русскому народу: это ужасный народ, но… в этом повинен старый режим. И попробуй возрази. Все же видели, насколько «старая власть была бездарна» - а с этой оценкой Горького нельзя не согласиться. Но согласиться с утверждением Горького о том, что царизм превратил русского человека в некое страшное чудовище со звериным обликом нельзя ни в коем случае.
Война и голод морально не красят человека. Да, к семнадцатому году много выплыло на божий свет различного дерьма. Но это дерьмо – далеко не весь русский народ, хотя по Горькому как раз именно так. Эка, как он ловко весь народ под одну грязную гребенку подогнал! И моральное обоснование этой нечистоплотности лежит на поверхности: сам-де Горький русский, сам о своем народе правду-матку рубит. Он так и пишет: «Если я вижу, что моему народу свойственно тяготение к равенству в ничтожестве, тяготение, исходящее из дрянненькой азиатской догадки: быть ничтожными - проще, легче, безответственней; если я это вижу, я должен сказать это». Честный он, Горький, значит…
Но мне почему-то вспоминаются другие слова: «Принадлежать народу значит с полною и разумною волею сознавать и любить нравственный и духовный закон, проявлявшийся… в его историческом развитии», - так писал еще в 1845 году А. С. Хомяков («Мнение иностранцев о России»). Вот и получается, что Горький своим потоком грязной лжи и клеветы на русский народ отказал себе в праве на принадлежность к этому народу. По крайней мере, в праве говорить гнусности от лица русского народа.
«Что же нового дает революция, как изменяет она звериный русский быт? Я никогда не был демагогом и не буду таковым. Порицая НАШ народ за его склонность к анархизму, нелюбовь к труду, за всяческую его дикость и невежество, я помню: иным он не мог быть. Условия, среди которых он жил, не могли воспитать в нем ни уважения к личности, ни сознания прав гражданина, ни чувства справедливости, – это были условия полного бесправия, угнетения человека, бесстыднейшей лжи и зверской жестокости». Раз уж мы отказали мистеру Горькому в праве на русскость, третью фразу в приведенном отрывке следует читать так: «Порицая ЭТОТ народ...».
«Мы, Русь, анархисты по натуре, мы жестокое зверье, в наших жилах все еще течет темная и злая рабья кровь - ядовитое наследие татарского и крепостного ига, что тоже правда». Да ложь все это. Не были русские рабами у татар, а что до крепостного ига – а где было лучше? Тот же Хомяков пишет об этом рабстве, которое «не внушило владельцам презрения к своим невольникам-землепашцам… Выслужившийся крестьянин уравнивается не только законом, но и обычаем, и святынею всеобщего мнения, с потомками основателя самого государства». А разве не так? Разве сын сельского священника, даже не дворянин, Михаил Сперанский не стал известным министром, еще и графом? Разве сын крестьянина Никон не стал Патриархом? А адмиралы Нахимов и Макаров (да и не они одни!). Напомнить, кто был дедушками Ленина? Один калмык, другой еврей, а Ленин уже с гордостью писал о себе: «потомственный дворянин».
Русские – жестокое зверье? Это Горький судит по своему дедушке, выкинувшим одиннадцатилетнего мальчика на улицу? А вот И. А. Сикорский в 1895 году в речи, произнесенной в торжественном заседании Славянского благотворительного общества, сказал: «Феноменальное человеколюбие русского солдата в отношении побежденных врагов поражает иностранцев в наше время». И этому нельзя не верить!
Но Горький продолжает лить ушаты помоев: «Русский народ, в силу условий своего исторического развития, огромное дряблое тело, лишенное вкуса к государственному строительству и почти недоступное влиянию идей, способных облагородить волевые акты». Какой еще народ смог ПОСТРОИТЬ И УДЕРЖАТЬ (не расколоться!), на громаднейшей территории Европы и Азии великое государство – Россию? Способен ли какой-либо другой народ на это? И насколько тяжелы были эти исторические условия: феодальная раздробленность, вторжения вражеских армий, громадные расстояния, способные сломать становой хребет любому государству, а Россия состоялась! И именно благодаря русскому народу.
О каких облагораживающих чужеземных идеях плачется Горький? А нужны ли они нам? Нужна ли России западная толерантность, принявшая самые уродливые и извращенные формы, нужна ли нам их педерастия? Нужны ли нам местные, но чужеродные для русского народа новомодные изобретения – гулаговские концлагеря и газовые камеры? Кто их изобретал и внедрял на русском народе? Фамилии назвать?
«А так как россияне работать не любят и не умеют, и западноевропейский мир это их свойство знает очень хорошо, то - нам будет очень худо, хуже, чем мы ожидаем... Русские люди, из тех одичавших бездельников и лентяев, которые, будучи сами виноваты во всех своих несчастиях, бесстыдно обвиняют за свое ничтожество и неумение жить всех, кого угодно - только не себя». Стоит ли говорить о русском Левше? Кто расчистил и распахал пашни на Руси? Кто поднял Урал, заселил Сибирь, вышел к Тихому океану и даже в Америку переселился? Кто построил величественные храмы? Может быть, таджики? Нет, русские крестьяне и русские мастеровые. И их Горький называет «деревенским темным и дряблым народом»? Способен ли на все это ДРЯБЛЫЙ народ?
Но Горькому все мало и он продолжает глумиться. «Костер зажгли, он горит плохо, воняет Русью, грязненькой, пьяной и жестокой».
Грязная Русь? Русские люди ВСЕГДА отличались чистоплотностью. Можно ли сравнивать русских крестьян с их банями и жуткую грязь в средневековой Европе? Редкие помывки в одном общем чане с несменяемой водой – это там было еще в двадцатом веке. Даже сейчас культурные англичане моют посуду (не ополаскивая) в раковине с грязной водой. Блохоловки на европейских красавицах и туалеты в коридорах Лувра – все это тоже было.
Пьяная Русь? Сто лет назад потребление алкоголя в России на душу населения было в 3 раза меньше, чем теперь и в два раза меньше, чем в те же годы в Америке и Европе. Тогда, накануне революции, 95 % детей до 18 лет, 90 % женщин и 43 % мужчин были абсолютными трезвенниками. А основная масса обществ трезвости, создаваемых по всей России, была под эгидой черносотенцев, столь ненавидимых пролетарским писателем-русофобом.
До 1885 года водку и другие спиртные напитки в России можно было купить только в кабаках. А поставляли их туда винные откупщики. Самый известный – Евзель Гинцбург, сын витебского раввина. Именно его внук Альфред Гинцбург был главным виновником ленского расстрела. Кстати, прадед Ленина, Мойше Ицкевич Бланк, тоже разбогател на торговле спиртным.
Жестокая Русь? Салтычихи на Руси были исключением, а английское огораживание – практикой. Жестокость комиссаров – разве она русская? А нацистская Германия? Уничтожение туземцев американцами и миролюбивое переселение русских в Сибирь – сравнимы?
Может быть, стоит напомнить о русском национальном характере? Русский человек «обходится без внешнего комфорта, необходимого англичанину, без избытка изящества, которым окружает себя француз; русский довольствуется простой внешностью, не ищет удобств и всему предпочитает теплую душу и открытое сердце» (И. А. Сикорский).
Теплая душа и открытое сердце у русского человека – вот от чего негодует Горький. Ничтоже сумняшеся он пишет: «Неловко и не хочется говорить о себе, но - когда, года полтора тому назад, я напечатал "Две души", - статью, в которой говорил, что русский народ органически склонен к анархизму; что он пассивен, но - жесток, когда в его руки попадает власть; что прославленная доброта его души - карамазовский сентиментализм, что он ужасающе невосприимчив к внушениям гуманизма и культуры, - за эти мысли - не новые, не мои, а только резко выраженные мною, - за эти мысли меня обвинили во всех прегрешениях против народа».
И правильно обвинили. А сентиментализм – на это есть и иное зрение. «Самую привлекательную особенность славянской расы составляет ее идеализм, вытекающий из тонкого чувства… Это тот человеческий вздох, о котором говорится в креольской песне, тот клапан, который не дает миру задохнуться: «если бы мир не мог вздыхать, он задохся бы»!.. Славянское чувство чуждо сентиментальности, оно глубоко и сильно. Это качество в соединении с замечательным миролюбием и искренностью славян послужило основанием особенного развития семейных начал» (И. А. Сикорский).
А как Горький ненавидит русскую самобытность! Доживи он до наших дней, то стал ярым проповедником западного глобализма. Ведь именно русская самобытность и в наше время является серьезным препятствием на пути интегративных проектов по созданию единой глобальной культуры. А столетием раньше на нее и был направлен удар структур, в лице Парвуса и Шиффа, профинансировавших падение России.
Горький пишет: «Известная часть нашей интеллигенции, изучая русское народное творчество по немецкой указке, тоже очень быстро дошла до славянофильства, панславизма, "мессианства", заразив ВРЕДНОЙ ИДЕЕЙ русской самобытности другую часть мыслящих людей, которые, мысля по-европейски, чувствовали по-русски, и это привело их к сентиментальному полуобожанию "народа", воспитанного в рабстве, пьянстве, мрачных суевериях церкви и чуждого красивым мечтам интеллигенции… И вот этот маломощный, темный, органически склонный к анархизму народ ныне призывается быть духовным водителем мира, Мессией Европы».
Писатель отказывает русскому народу даже в наличие совести! «Сегодня "Прощеное Воскресенье". По стародавнему обычаю в этот день люди просили друг у друга прощения во взаимных грехах против чести и достоинства человека. Это было тогда, когда на Руси существовала совесть; когда даже темный, уездный русский народ смутно чувствовал в душе своей тяготение к социальной справедливости, понимаемой, может быть, узко, но все-таки – понимаемой». Нет совести у русских! Нет!
Что же делать? Рецепт у Горького прост: такой народ, «дрянцо человечье», должен вымереть. Жалко Горькому все-таки (он же жалостливый – «и прослезился»), но утешительно: «Нет, дрянцо человечье вымирает; конечно - жаль, но, все-таки, - утешительно!»
«Пьют те, которые похуже, кому не жить; пьет сор деревенский, пустой народишко, издавна отравленный водкой, - ему, все равно, при всяком режиме вырождение суждено. Он, действительно, пьет разные мерзости, отчего и умирает весьма быстро, тем самым освобождая деревню от хулиганства и всякой дряни. Тут действует один суровенький закончик: как холера является экзаменом на обладание хорошим желудком, так алкоголизм - экзамен общей стойкости организма».
Как Горький мне напоминает одного нашего бывшего писателя. Позволю привести маленький отрывок из моей статьи «Я могу издаваться только на стенах сортиров»: «”Быть может и русскому народу пойдет на пользу ядовитая водка? Хилые ханурики передохнут, а более стойкие протестовать выползут… против ядовитой водки!”
А если слишком много этих русских хануриков передохнет, что будет? Это, наверное, и к лучшему: “И освободится, для китайцев и других работящих народов многострадальная «одна шестая», нашпигованная атомными ракетами и населенная таким дурным народом, от которого людям всего мира – сплошная боль головная…”.
Работящие они, другие народы, в отличие от русских, те ведь лентяи: “Не умеют работать русские люди, ленивы они”».
Сравните с горьковскими строками: «В этом взрыве всей низости и пошлости, накопленной нами под свинцовым колпаком отвратительнейшей из монархий, в этом извержении грязного вулкана погибает старый русский человек, самовлюбленный лентяй и мечтатель, и на место его должен придти смелый и здоровый работник, строитель новой жизни».
Но того писателя издают только на стенах сортиров, а Горького изучают в школе, в том числе и «Несвоевременные мысли». Со школьной скамьи пропитывают подрастающее поколение идеями глобализма и русофобии!
Очень Горького волнует, что «ужасно положение юношества в этой проклятой стране! Начиная с 60-х годов мы пытались пробить головами молодежи стену самодержавия, пятьдесят лет истреблялось русское юношество в тюрьмах, ссылке, каторге и - вот пред нами налицо трагический результат этой "политики": в России нет талантливых людей, нет людей, даже просто способных работать». Насколько двусмысленна фраза «пытались пробить головами молодежи стену самодержавия», настолько лживы его слова: «в России нет талантливых людей, нет людей, даже просто способных работать». Вдумайтесь в это заявление!
На этом фоне другое утверждение писателя о другом народе выглядит особенно симптоматично. «Освободив еврейство от "черты оседлости", из постыдного для нас "плена ограничений", мы дали нашей родине возможность использовать энергию людей, которые умеют работать лучше нас, а всем известно, что мы очень нуждаемся в людях, любящих труд». Сейчас говорят то же самое, предлагая заселить Россию трудолюбивыми китайцами.
«Еврей почти всегда лучший работник, чем русский», - продолжает Горький. «Наиболее трудоспособные люди, евреи, наименее обеспечены в своих человеческих правах, - с этой несправедливостью мы, русские, не должны мириться, это - пятно позора на совести каждого из нас. Помните, - речь идет не о каких-либо особенных, исключительных правах для евреев, а только об уравнении их в бесправии с нами, русскими».
Равноправие для всех народов – это хорошо, но почему-то после революции наименее равноправным народом оказались русские, причем на государственном уровне. Какой народ получил привилегии? Прочтите хотя бы мою статью «Странные люди», узнаете. А еще следует добавить горьковские строки: «Вне черты оседлости евреев нищих никто не видел. Это объясняется прекрасным развитием у еврейства общественной помощи». Вот и получили мы различные учреждения и союзы с однородным национальным составом.
«Мне близок еврей сегодняшнего дня», - пишет Горький год спустя в статье «О евреях», - «евреи больше европейцы, чем русские, хотя бы потому, что у них глубоко развито чувство уважения к труду и человеку. Меня изумляет духовная стойкость еврейского народа, его мужественный идеализм, необратимая вера в победу добра над злом, в возможность счастья на земле. Старые крепкие дрожжи человечества, евреи всегда возвышали дух его, внося в мир беспокойные, благородные мысли, возбуждая в людях стремление к лучшему». Чуть выше я уже приводил слова Горького о «вредной идее» русской самобытности и духовности. Сравните его отношение к двум народам, сделайте выводы.
Горького изумляет духовная стойкость… И. А. Сикорский тоже удивлялся, только другому: «Удивительно, каким образом плоская, приземистая, монотонная по своему рельефу страна, почти лишенная внешнего величия, могла воспитать великий народный дух?». Кто из них русский, Горький или Сикорский?
Один из них пишет: «Я уверен, что мораль иудаизма очень помогла бы нам побороть этого беса, если мы хотим побороть его», а другой: русский «народ, который живет согласно правилу: лучше смерть, чем нравственная уступка». Не это ли правило помогло нам победить в схватке с фашизмом?
«Я думаю, что еврейская мудрость более общечеловечна и общезначима, чем всякая иная». Читал ли Горький «Шулхан Арух»? Впрочем, без разницы, все равно он написал бы, что «все люди - равны; земля - ничья, а только Божья, человек в праве и в силе сопротивляться своей судьбе и даже с Богом может спорить, - все это написано в еврейской Библии, в одной из лучших книг мира. И заповедь любви к ближнему тоже древняя еврейская заповедь, как и все другие: не убий, не укради». Любовь к ближнему – если он тоже иудей, конечно. Что же он не добавил такое уточнение?
И разве Библия еврейская? «Нет ни Еллина, ни Иудея» - это из библейского Нового Завета, а не из «Шулхан Аруха». Горький, кстати, постоянно противопоставляет евреев с русскими и всегда сравнения не в пользу последних. «Я убежден, я знаю, что в массе своей евреи - к изумлению моему - обнаруживают более разумной любви к России, чем многие русские». И как итог этому противопоставлению заявление писателя: «Из всех племен, входящих в состав империи, евреи - племя самое близкое нам». Кому «нам»? Таким вот горьким русофобам? Возможно… Поэтому стоит ли удивляться вот этим его строкам: «Уж только потому, что еврейство боролось за политическую свободу России гораздо более честно и энергично, чем делали это многие русские люди, потому, что евреи давали гораздо меньше ренегатов и провокаторов, мы не должны и не можем считаться "благодетелями евреев", как называют себя в письмах ко мне некоторые "добродушные" и "мягкосердечные" русские люди»?
Ренегаты и провокаторы? Здесь достаточно назвать только пару имен. Евно Фишелевич Азеф, заслуженно называемый «королем провокаторов». И Мордко Гершович Богров. Тот самый, революционер-провокатор охранки. А после революции сколько развелось стукачей и провокаторов! Когда Горький вернулся в СССР и занял там подобающее ему место, в его окружении было множество осведомителей. Знал ли он об этом? И вспоминал ли строки из «Несвоевременных мыслей»: «Публикуемые в газетах списки "секретных сотрудников Охранного отделения", - это позорный обвинительный акт против нас, это один из признаков социального распада и гниения страны, -признак грозный». Но ему жилось очень хорошо, поэтому его «совесть» была чиста, девственна!
А стукачами тогда были многие: русские, евреи, немцы… Вот несколько строк, взятых с сайта, посвященного евреям Новограда-Волынского (http://www.asiak.jino-net.ru). «Евреи Новоград-Волынского, вместе со всей страной включились в поиски врагов, и сами стали доносить на своих… кто по убеждению, кто от страха, кто из мести или зависти».
Итак, как я уже говорил, Горький жалеет русских, как жалеет мать дебильного ребенка, как жалеют грязного и убогого пьянчужку. И очень любит евреев. А вот большевиков почти ненавидит. С чего бы это? Раньше же он дружил с Лениным. Может быть, прозрел? Но это было бы слишком простым ответом.
Мнение Горького в отношении большевиков отличается убедительной точностью, писатель метко подмечает отличительные особенности нового большевистского режима, цели и методы их достижения. «Если я вижу, что политика советской власти "глубоко национальна" - как это хронически признают и враги большевиков, а национализм большевистской политики выражается именно "в равнении на бедность и ничтожество", - я обязан с горечью признать: враги - правы, большевизм - национальное несчастие, ибо он грозит уничтожить слабые зародыши русской культуры в хаосе возбужденных им грубых инстинктов». Разве с этим нельзя согласиться?
Впрочем, это не самое жесткая характеристика людей, пришедших к власти. «Практический максимализм анархо-коммунистов и фантазеров из Смольного - пагубен для России и, прежде всего, для русского рабочего класса. Народные комиссары относятся к России как к материалу для опыта, русский народ для них - та лошадь, которой ученые-бактериологи прививают тиф для того, чтобы лошадь выработала в своей крови противотифозную сыворотку. Вот именно такой жестокий и заранее обреченный на неудачу опыт производят комиссары над русским народом, не думая о том, что измученная, полуголодная лошадка может издохнуть».
Но весь трагизм противостояния писателя с большевиками в том, что для Горького эта лошадка изначально больна, дегенеративно больна, хоть и любима. Да и любовь к русскому народу у писателя, по сути, существует из-за подмены понятий: народ и пролетариат. К крестьянству у Горького совсем иное отношение, ему он вряд ли бы сказал: «И пока я могу, я буду твердить русскому пролетарию: Тебя ведут на гибель, тобою пользуются как материалом для бесчеловечного опыта, в глазах твоих вождей ты все еще не человек!». В отношении русского крестьянства Горький был откровенен: «Я никогда не восхищался русской деревней и не могу восхищаться "деревенской беднотой", органически враждебной психике, идеям и целям городского пролетариата». Вот отсюда и его ненависть к русскому крестьянину.
В другой же фразе Горького – «Вообразив себя Наполеонами от социализма, ленинцы рвут и мечут, довершая разрушение России - русский народ заплатит за это озерами крови», разумно было бы заменить слово «народ» на «пролетариат». Так, думается, будет более правильно обозначить позицию писателя-русофоба.
Но причины страстной нелюбви к большевикам, каковы? Это видимые писателю будущие проблемы для русского пролетариата? Но это не причина, а скорее следствие этих причин. Истоки антибольшевизма Горького в какой-то степени проявляются в других его строках «Несвоевременных мыслей».
Мы читаем: «Ленин, Троцкий и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чем свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия». Свобода слова и личности – вот, пожалуй, главный критерий отношения к власти для Горького. И действительно, далее писатель снова акцентирует наше внимание на этих «свободных» принципах. «Ленин и соратники его считают возможным совершать все преступления, вроде бойни под Петербургом, разгрома Москвы, уничтожения свободы слова, бессмысленных арестов…»
Захватив власть, большевики уже к лету 1918 года организовали волну массового террора, а до этого активно подавляли очаги инакомыслия, вне зависимости от того, что они собой представляли: монархистов, различных либералов или марксистов и революционеров, разогнав в январе 1918 года эсеро-меньшевистское Учредительное собрание. Горький сравнивает действия большевиков с аналогичными событиями царского периода и это сравнение отнюдь не в пользу Ленина и его соратников.
«Помнит ли русская демократия - за торжество каких идей она боролась с деспотизмом монархии? Считает ли она себя способной и ныне продолжать эту борьбу? Помнит ли она, что когда жандармы Романовых бросали в тюрьмы и в каторгу ее идейных вождей - она называла этот прием борьбы подлым? Чем отличается отношение Ленина к свободе слова от такого же отношения Столыпиных, Плеве и прочих полулюдей? Не так же ли Ленинская власть хватает и тащит в тюрьму всех несогласно мыслящих, как это делала власть Романовых?».
Да, это серьезное, и главное, справедливое обвинение. Основанием ему стала ли либеральная сущность характера писателя или же были и иные причины? Пожалуй, в обоих случаях следует ответить утвердительно.
Русские, евреи, большевики – три отправных столпа, вокруг которых Горький строит свои «несвоевременные мысли». Два национальных вопроса и один партийный? Пожалуй, нет. Третий тоже на поверку оказывается национальным, который опять же крутится вокруг русских и евреев. Последних Горький упорно отрицает среди большевиков: «В чем дело? А в том, видите ли, что среди анархически настроенных большевиков оказалось два еврея. Кажется, даже три». Для Горького это важный, даже скажем по-ленински: архиважный вопрос. Потому писатель и крутится, как на раскаленной сковородке: «Есть еще тысячи доказательств в пользу того, что уравнение "еврей = большевик" – глупое уравнение, вызываемое зоологическими инстинктами раздраженных россиян».
Глупое? Не спорю. Зоологические инстинкты? Где-то и это есть. Раздраженные россияне? А почему, кстати, раздраженные? А кто источник раздражения? «Троцкий – Бронштейн. Каменев – Розенфельд. Зиновьев – Аронов. Урицкий – Моисей Соломоныч. Кто в Одессе и Крыму командовал расстрелами десятков тысяч русских юношей, сдавшихся в белых частях под условие сохранения жизни и свободы? Евреи Бела Кун и Розалия Землячка. Листните историю ЧК-ГПУ-НКВД, листните историю ГУЛАГа – сколько там всех этих Берманов и Шварцманов. Каратели России под управлением “комиссаров в пыльных шлемах”». Автор сих строк не какой-нибудь писатель с антисемитским душком, нет, автор – Михаил Иосифович Веллер («Великий последний шанс»).
Раз я упомянул Веллера, то у него есть еще интересные строки, которые послужат ответом на довольно интересный (и в целом верный!) горьковский пассаж: «Прокламации, конечно, уделяют немало внимания таким евреям, как Зиновьев, Володарский и др. - евреям, которые упрямо забывают, что их бестактности и глупости служат материалом для обвинительного акта против всех евреев вообще. Ну, что же! "В семье не без урода", - но не вся же семья состоит из уродов и, конечно, есть тысячи евреев, которые ненавидят Володарских ненавистью, вероятно, столь же яростной, как и русские антисемиты».
Интересно, а много ли статей или иных материалов, написанных этими тысячами против Володарских? О Сталине они очень охотно пишут, а о Володарском и Зиновьеве – нет. Не мешало бы для них процитировать Веллера: «По чести и совести они должны признать смертные грехи и преступления против России и в первую очередь именно русского народа – преступления многих и многих людей своей крови. Отмежеваться. Покрыть их вечным позором. Снести памятники и плюнуть на могилы палачей. Ибо роль евреев «в эпоху становления и укрепления советской власти» была велика» («Великий последний шанс»).
А что же Горький? Он продолжает скакать из стороны в сторону, подсчитывая число евреев в большевистской партии. Для чего?
«Это было бы очень смешно и глупо, если б не было подло. Грозный еврейский Бог спасал целый город грешников за то, что среди них оказался один праведник; люди, верующие в кроткого Христа, полагают, что за грехи двух или семерых большевиков должен страдать весь еврейский народ. Рассуждая так, следует признать, что за Ленина, чистокровного русского грешника, должны отвечать все уроженцы Симбирской губернии, а также и смежных с нею. Евреев значительно больше среди меньшевиков, но мои корреспонденты, притворяясь людьми невежественными, утверждают, что все евреи - анархисты. Это очень дрянное обобщение».
Не будем и мы обобщать и делать какие-либо выводы против того или иного народа, однако поправим пролетарского писателя. Тридцать процентов членов большевистского ЦК были евреями. Главой Советской России в годы написания статьи тоже были евреи: сначала Каменев, затем Свердлов. И с какого бока Ленин оказался чистокровным русским? Ведь у него вообще нет русской крови (калмыки, немцы, чуваши, евреи).
Не знал Горький этого? Очень даже знал и прекрасно видел. Но соврал, так как очень он невзлюбил партию большевиков. А причина тому банально проста: разогнали ленинцы Учредительное собрание, жестко обошлись с любимыми писателю меньшевиками и эсерами. Почему любимыми? «Евреев значительно больше среди меньшевиков». Вот ларчик и открылся. Сообщу, что «в 1905 году, в период Первой русской революции, Горький открыто помогал организациям Бунда и еврейским отрядам самообороны денежными средствами» (Иосиф Тельман, еженедельник "Секрет"). Он был основателем «Лиги борьбы с антисемитизмом», организовал «Русское общество для изучения еврейской жизни». Горячая и постоянная любовь к евреям проявилась у Горького с самых ранних его рассказов. Кстати, в этом ничего зазорного нет, можно это даже приветствовать: нравится другая нация – это хорошо, но с одним маленьким условием: не обливай помоями свой народ. Горький же как раз обливал.
«Формула Горького – во всем виноват русский народ – смехотворна и лукава. За версту видно, что искал он не причины, объясняющие революционное насилие, а способ выгородить от осуждения за кровавые злодеяния своих знакомых и приятелей» (Борис Можаев «Грустные размышления о бойкой статье Горького «О русском крестьянстве»).
«Бывают примеры такой страстной влюбленности в свой народ, но чтобы в другой – было ли в Истории?» (И. Шафаревич. «Трехтысячелетняя загадка»).
«Вспомним, как добродушный русский человек вколачивал гвозди в черепа евреев Киева, Кишинева и других городов, как садически мучили тюремщики арестантов, как черносотенцы разрывали девушек-революционерок, забивая им колья в половые органы; вспомним на минуту все кровавые бесстыдства 906-7-8 годов. Я не сравниваю немецких зверств с общечеловеческими и, в частности, русским зверством; я просто, пользуясь свободой слова, рассуждаю о Правде сего, текущего дня, о Правде, созданной войною, и о "чистой" Правде, которая общезначима для всех времен и которая воистину "краше солнца", хотя она часто печальна и обидна для нас» (это уже снова «Несвоевременные мысли»).
Да, страшную картину зверя рисует писатель в облике ДОБРОДУШНОГО РУССКОГО человека. Вот такой русский народ у Горького. На протяжении всех «Несвоевременных записок» нескончаемым потоком из его уст льются помои на русский народ. Но всему есть предел. И Горький уже пишет: «Нет слов, которыми нельзя было бы обругать русского человека, кровью плачешь, а ругаешь, ибо он, несчастный, дал и дает право лаять на него тоскливым собачьим лаем, воем собаки, любовь которой недоступна, непонятна ее дикому хозяину, тоже зверю. САМЫЙ ГРЕШНЫЙ И ГРЯЗНЫЙ НАРОД НА ЗЕМЛЕ, бестолковый в добре и зле, опоенный водкой, изуродованный цинизмом насилия, безобразно жестокий».
Хорошо, что на земле есть другой народ, антипод русскому по своим качествам. Это евреи. «А это хороший народ; мне известно, что некоторые из крупных мыслителей Европы считают еврея, как психический тип, культурно выше, красивее русского. Я думаю, это верная оценка».
Но, может быть, стоит привести кое-какие факты из послереволюционных большевистских погромов в том же Киеве? «Лица, побывавшие последнее время в Киеве, передают: в Чрезвычайках, на местах изуверских пыток были устроены возвышения с креслами для любителей острых зрелищ. Советская власть устроила театр: на сцене выкалывали глаза и сажали в ящик с гвоздями, а в зрительном зале любовались этой картиной. Зрителей было много - все комиссары и комиссарши. Кругом валялись бутылки из-под водки и шампанского. Некоторые из зрителей впрыскивали себе для возбуждения морфий и кокаин. Иголки для впрыскивания найдены там же.
Далее сообщают, что известный палач "Роза" - как выяснилось, Эда Берг - получала за каждую умученную жертву по 150 рублей. Специальность Розы была такова: жертву втискивали в ящик, оставляя открытой голову; Роза прицеливалась и после целого ряда глумлений и плевков, стреляла прямо в лицо. Жертву полуживой закапывали. Затем вторая, третья и так далее. В промежутках Розе для подкрепления подносили бокал шампанского. Почувствовав усталость, Роза превращалась из палача в зрителя. Она усаживалась в кресле и с усмешкой на лице любовалась работой ее достойных товарищей»
(«Красный террор в годы гражданской войны»).
А сколько таких вот «культурных» и «красивых» розочек было в Киевской ЧК! Но разве Горький про это напишет?
О еврейских погромах написано много. У каждой стороны своя правда. Одни пишут о гибели евреев от рук русских погромщиков, другие, наоборот, приводят доказательства гибели русских людей от рук еврейских. И, думаю, бесполезно встревать в эти споры: каждый слышит только себя, видит только свою правду. Горький, как вы поняли, видел еврейскую правду.
Может быть, стоит подойти к теме еврейских погромов с иной стороны? Не выяснять, кто в каком конкретно случае был зачинщиком, и сколько с какой стороны было жертв.
Поэтому обратимся к еврейскому источнику. Это статья В. М. Хитерер «Еврейские погромы на Украине в октябре 1905 года», опубликованная обществом «Еврейское наследие».
Если Кишиневский погром 1903 года по мнению, опубликованному в Краткой Еврейской энциклопедии, был беспрецедентным («кол-во жертв (убито 49 и ранено 586 чел.) было беспрецедентным»), то «во время октябрьских погромов 1905 года было убито 3,5-4 тысячи человек и около 10 тысяч ранено» (В. М. Хитерер, далее выдержки из ее статьи будут приводится без указания ссылки). Как видите, размеры жертв несопоставимы. Между прочим, «во время кишиневского погрома 1903 года ожесточенное побоище началось после того, как евреи применили огнестрельное оружие и убили трех погромщиков, в том числе одного ребенка» (М. Л. Размолодин, «О консервативной сущности черной сотни»).
Читаем дальше у Хитерер: «Октябрьские погромы 1905г. - первые массовые ПОЛИТИЧЕСКИЕ погромы в истории еврейского народа». Политика, вот оно что. Октябрь 1905 года – пик первой русской (гм-м…) революции. 17 октября был опубликован царский манифест, дарующий гражданские и политические свободы. Либералы были удовлетворены, но революционным партиям этого показалось мало. Они хотели получить власть не парламентским путем, а вооруженным. Вот после этого и прокатилась волна еврейских погромов. Почему еврейских?
Погромы были «организованы для подавления революционного движения царским правительством. Они были направлены против евреев и интеллигенции как наиболее активных участников революционного движения. Евреи участвовали в революционном движении в 6-9 раз интенсивнее, чем другие национальности».
А если учесть, что революционные партии – эсеры, большевики, бундовцы делали упор на вооруженный террор (под разным «соусом», конечно), то становится понятным и подоплека этих погромов. Впрочем, Хитерер довольно прозрачно об этом пишет (возможно, непроизвольно выдавая подробности): «Наиболее кровавый погром в октябре 1905г. был в Одессе, там погибло около 500 человек. Большинство жертв одесского погрома составили расстрелянные войсками и полицией члены самообороны».
Отряды самообороны создавались социал-демократами Бунда и сионистами Поалей Циона (после революции Поалей Цион стала называться Еврейской коммунистической партией). Это были боевые отряды (кстати, Горький открыто их финансировал). Голда Меир в своих воспоминаниях писала: «Пинские евреи стали готовиться защищать себя оружием и самодельными бомбами». А самооборона, не трудно понять, зачастую переходит в нападение.
Если учесть, что вооруженных группировок среди христианского населения не было, то появление боевых отрядов евреев-революционеров (да еще и в количестве – только в Киеве в отрядах самообороны было 1,5 тысячи человек, в Одессе – несколько тысяч) было расценено как начало беззакония и гражданской войны.
«Почву для погромов во многом подготовляла сионистская и революционная литература. Некоторые листовки предлагали замуровать царя в стену живым, а царевича распять, в чем «Русское знамя» находило ритуальный подтекст: “вероятно для... истязания его младенческой крови”» (М. Л. Размолодин, «О консервативной сущности черной сотни»). «На возможную причастность сионистов к провоцированию погромов в октябре 1905 года указывает то обстоятельство, что во многих городах империи (Ярославль, Тамбов, Тверь и др.) выстрелы в верноподданнические демонстрации и крестные ходы производились именно из домов, принадлежавших евреям» (там же).
В самый канун волны погромов состоялась Всероссийская октябрьская политическая стачка. «В стачках почти повсеместно участвовали одни еврейские рабочие. Русские же рабочие не везде присоединялись. Те же предприятия, где работали исключительно русские рабочие, во многих местах вовсе не примыкали к стачкам. В целом ряде городов при попытках остановить заводы и фабрики русские рабочие оказывали сильное сопротивление. Так обстояло дело в Минске, Бобруйске, Пинске, Дубровне, Бердичеве, Брест-Литовске». (Нахум Бухбиндер. «9 января и еврейское рабочее движение», «Красная летопись» №1, 1922 г.). Кстати, историк Бухбиндер после революции служил в Комиссариате по еврейским делам.
Итак, большинство погибших во время одесского погрома были боевиками. В Киеве «среди участников и руководителей революционного движения в городе большинство составляли молодые евреи», - продолжает Хитерер. Интересно, но «в Киеве во время погрома убито 47 человек, среди которых евреев оказалось 12 (25%) ((М. Л. Размолодин, «О консервативной сущности черной сотни»). Всего же в течение двух недель октября 1905 года в «погромах погибло 1622 человека, из них евреев – 711 (43%); ранено 3544 человека, из них евреев – 1207 (34%)» (там же).
А началось все с событий 18 октября, когда в городе «состоялись митинги и демонстрации, в которых участвовало много студентов, учащихся и еврейской молодежи» (Хитерер). «После опубликования Манифеста 17 октября во многих городах империи сионисты как по команде вышли на демонстрации под знаменами с надписями: «Наша взяла!» и «Сион», как будто нарочно указывая погромщикам объект избиений» (М. Л. Размолодин, «О консервативной сущности черной сотни»). И как следствие этого «революционные выступления в Киеве 18 октября послужили поводом для начала погрома» (Хитерер).
Вот и все. «Октябрьские погромы в городах Украины продолжались от 1 до 5 дней, до полного подавления в них революционного движения», - сообщает Хитерер. Если бы не удалось подавить боевиков из Бунда и Поалей Циона, кто знает, не произошли бы киевские (и не только) события 1918 года (Киевская ЧК) на дюжину лет раньше? В октябре 1905 года погибло 47 человек, а в застенках Киевской ЧК – 12 тысяч. Но Горький на это не обратил внимания. Так же, как прошел стороной тот факт, что различными революционными боевиками в результате террористических актов в 1901-1911 годах было убито и ранено 17 тысяч человек (по данным А. Гейфман).
А по данным, которые приводил в своей книге «Борьба за правду» П. Ф. Булацель (расстрелян чекистами в 1919 году), только с февраля 1905 по ноябрь 1906 года, то есть менее чем за два года, были убиты и тяжело ранены 32 706 человек простого народа. Среди убитых было немало руководителей местных отделов и активистов Союза русского народа.
Кстати, Горький врет, обвиняя черносотенцев в еврейский погромах. «В 1911 году на обвинения левой фракции Государственной думы о призывах к погромах в связи с запросом правых по поводу убийства А. Ющинского, председатель СМА В. М. Пуришкевич обращался к критикам: “...в момент возникновения монархических организаций много ли вы видели погромов... много ли вы видели насилий? – ни одного...”. Действительно, после организационного оформления черносотенного движения отмечено всего два крупных погрома, в отличие от нескольких сотен осенью 1905 года. Оба они произошли в 1906 году на территории Польши, где русские монархисты не могли иметь влияния в силу национально-конфессиональных особенностей региона» (М. Л. Размолодин, «О консервативной сущности черной сотни»).
Почему, кстати, в Польше? Оказывается, по мнению Горького, "установив для евреев черту оседлости в тесных землях Польши, мы создали этим ненависть поляков к пришельцам, к чужому". Наверное, поэтому, Горький ратовал за отмену этой черты? Тогда непонятно, если русский народ такой ужасный, погрязший в зверстве, «ужасающе невосприимчив к внушениям гуманизма и культуры», «а евреи беззащитны, и это качество особенно пагубно в условиях русской жизни», то как он может хотеть отмены черты оседлости? Ведь это же (исходя из тезисов Горького) неминуемо приведет к вспышке антисемитизма и погромам? Горький так и пишет: «И солдату-еврею, который защищает Русь, приходится видеть, как русские люди, рядом с которыми и для блага которых он проливает свою кровь, эти люди разоряют города и деревни его единоверцев черты оседлости, насилуют женщин и девушек, убивают и вешают стариков, подростков, заподозренных в шпионстве».
Поэтому писатель не обошел стороной Сморгонь и Галицию. «Поставим себе задачу - сказать правду о немецких зверствах. Я надеюсь, что совершенно точно установимы факты зверского отношения немецких солдат к солдатам России, Франции, Англии, а также к мирному населению Бельгии, Сербии, Румынии, Польши. Я имею право надеяться, что эти факты – вне сомнений и так же неоспоримы, как факты русских зверств в Сморгони, в городах Галиции и т. д.».
Сморгонь – небольшой городок рядом с Гродно, здесь во время первой мировой было одно из главных противостояний русской и немецкой армий. Здесь были использованы отравляющие вещества, а русские солдаты показывали чудеса героизма, но разве это интересно Горькому? А большевикам и подавно. Кто помнит о Сморгони? Теперь лишь благодаря Горькому мы знаем это географическое название, да и то с мерзкой стороны – «факты русских зверств». Вместе с городами Галиции.
А про Галицию откуда? Информация пошла из записки С. А. Ан-ского о еврейском населении Галиции и Буковины («Еврейская неделя», Петербург, 15 апреля 1917 г.), а еще ранее из рукописи «Галиция», составленной Раппопортом и распространяемой петроградским «Бюро по собиранию сведений об отрицательном отношении правительства к евреям».
Однако еще в 1916 году в справке Особого отделения сообщалось об этой рукописи: она «описывает, якобы, личные впечатления автора-очевидца в Западной Галиции, где в занятых русскими войсками, особенно казаками, городах, магазины и частные квартиры, особенно еврейские, подвергались, будто бы, разгрому; все это описание переполнено явно невероятными примерами зверства русских солдат и героизма евреев и, вообще, проникнуто враждебным России специфически еврейским духом». Кому верить?
Но разве, когда революционеры всех мастей в годы первой русской революции в едином порыве уничтожали тысячами русских людей только за то, что те придерживались твердых прогосударственных взглядов, неужели не было и обратного террора? Разве черносотенцы не убивали революционеров? Убивали. Но убивали не за взгляды, а за конкретные, опасные для жизни окружающих людей или крайне оскорбительные действия. К примеру, так была убита ивановскими рабочими террористка Ольга Генкина. И хотя она была еврейкой, не это было поводом для убийства, причина проста: она привезла в город чемодан оружия, с которым ее и схватили.
Особняком стоят всего два убийства, совершенных, скорее всего, черносотенцами. Их можно смело отнести к терроризму. Всего два, но о них помнит Горький – это убийства лидеров кадетов – Герценштейна и Иоллоса. А вот, к примеру, убийство простых русских рабочих 40-летнего Василия Королева и 18-летнего Алексея Барабанова в петербургской харчевне «Тверь» Горького не волнует. А ведь они тот самый рабочий класс, о котором так долго на страницах «Несвоевременных записок» пускает крокодиловы слезы писатель. Почему? Проблема совести, о которой, кстати, пишет Горький.
«В наши кошмарные дни совесть издохла. Все помнят, как русская интеллигенция, вся, без различия партийных уродств, возмущалась бессовестным делом Бейлиса и подлым расстрелом ленских рабочих, еврейскими погромами и клеветой, обвинявшей всех евреев поголовно в измене России. Памятно и возбуждение совести, вызванное процессом Половнева, Ларичкина и других убийц Иоллоса, Герценштейна».
Странно, но в этом еврейском списке затесался ленский расстрел русских рабочих. Горький не знал, кто входил в правление «Лензолота», кто создал чудовищные условия труда рабочим? Длинный список фамилий, которые он ни за что не озвучит. Один из них – Слиозберг, к тому же, защищал погромщиков-евреев на гомельском процессе. Напомню, гомельский погром, по судебному заключению, был обоюдным: и христиане и евреи нападали друг на друга.
Герценштейн и Иоллос были евреями, депутатами Госдумы от партии кадетов. Их убили, скорее всего, черносотенцы. За что? Дело вовсе не в антисемитизме. Тем более что Герценштейн был православным, выкрестом. А не понравился Герценштейн своими словами (правильными и нужными): «Надо дать мужикам землю, если вы не хотите, чтобы иллюминация дворянских усадеб продолжалась». Многие консерваторы восприняли их как подстрекательский призыв к помещичьим погромам. По одной из версий, за убийством Герценштейна стоял петербургский градоначальник фон Лауниц, ранее бывший тамбовским губернатором, где были значительны «герценштейновские иллюминации» - поджоги помещичьих имений. А Иоллосу не простили, вероятно, его попытку 23-миллионного сокращения бюджетных расходов на полицию.
Ненавидит Горький прямо какой-то звериной ненавистью Столыпина и Плеве, которых он называет «полулюдьми». «Нисходя еще глубже в прошлое, мы встречаем у руля русской государственности и Столыпина, несомненного анархиста, - его поддерживали аплодисментами как раз те самые благомыслящие республиканцы, которые ныне громко вопят об анархии и необходимости борьбы с нею». Бойни, уничтожение свободы слова, бессмысленные аресты – «все мерзости, которые делали Плеве и Столыпин».
При этом Горький забывает, что именно Столыпин объявил, что распространяемые антисемитами «Протоколы сионских мудрецов» являются фальшивкой. Именно при Столыпине расцвела еврейская печать в России, именно он внес на рассмотрение вопрос о расширении прав евреев. Причиной этому, как он писал царю, было желание «успокоить нереволюционную часть еврейства и избавить наше законодательство от наслоений, служащих источником бесчисленных злоупотреблений».
А до этого еще в 1902 году Плеве проявил инициативу по пересмотру "Временных правил о евреях от 3 мая 1882 г.". Плеве даже пытался пойти на сближение с еврейским центром в Америке (банкиром Я. Шиффом), но был принят весьма холодно. Это и понятно, Шиффу было нужно уничтожение России, как государства, а не поступательное решение «еврейского вопроса».
Возможно, Горькому не понравились «столыпинские галстуки»? «”Власть - это средство для охранения жизни, спокойствия и порядка, - говорил Петр Столыпин. - Где аргумент бомба, там естественный ответ - беспощадность кары”.
8 июля 1906 года он возглавил правительство Российской империи в час, когда терроризм достиг своего пика. За три года было совершено 26268 покушений, 6091 убийство должностных и частных лиц, свыше 6000 ранено. Было убито 768 и ранено 820 представителей власти. Премьер решил обуздать революционный хаос.
Стремясь остановить волну террористических актов, зачинщики которых зачастую уходили от возмездия из-за судебных проволочек и адвокатских уловок, он ввел “скорострельную юстицию”. В соответствии с ней предание суду происходило в течение суток после акта убийства или вооруженного грабежа, разбор дела мог длиться не более двух суток. Приговоры военно-полевых судов утверждались командующими военными округами и приводились в исполнение в 24 часа. Обычно через повешение, отсюда и удавки стали называться “столыпинскими галстуками”.
За годы его премьерства казнено: 1906 г. - 574 человека, 1907 г. - 1139 человек, 1908 г. - 1340 человек, 1909 г. - 717 человек, 1910 г. - 129 человек, 1911 г. - 73 человека
». (П. Анохин, газета "Государственная Дума" за 7 октября 2009 г., http://gazduma.ru/100let/5/stolypin/).
Обстоятельства смерти Столыпина до сих пор покрыты покровом тайны. «Присяжный поверенный Мордка Богров, сын очень состоятельных киевских иудеев, каким-то непонятным и таинственным образом поступил в киевскую полицию секретным агентом. И вскоре был назначен (тоже неясно кем) в число агентов, которые должны охранять императора и Столыпина, присутствовавших на спектакле, ставшем трагическим. Богров подошел к Столыпину, сидевшему в партере, и выстрелил в него из казенного браунинга… Он никого не выдал на допросе и был вскоре повешен в «Косом капонире». Разъяренное население Киева готовилось перебить иудеев, и только энергичные меры правительства, вызвавшего три казачьих полка, остановили погром.
Как потом выяснилось, утром, в день убийства, Богров имел свидание с Бронштейном (Троцким) в одном из киевских кафе, очевидно, для получения последних инструкций
» (там же). С тем самым Бронштейном-Троцким, получившим деньги от Якоба Шиффа на организацию русской революции, что он и совершил.
Столыпинские жесткие меры благотворно повлияли на уменьшение напряженности в стране, значительно сократилось число террористических актов. Многие революционеры стали отходить от политической деятельности. И не только рядовые революционеры, а даже члены ЦК РСДРП, те чуть ли не массово бросали политику. Конечно же, такой человек для Горького недочеловек. То ли дело, товарищ Роза из Киевской ЧК? Не ее ли имел в виду «буревестник революции», когда писал: «Этот народ беззаветно проливает свою и чужую кровь, защищая Россию». Россию, которую писатель представлял, наверное, так: «Русскую землю населяют свыше ста разноязычных, разноверных народностей; людей державного великорусского племени только ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ из ста семидесяти». Уже недолго осталось до мечты Горького. Совсем немного.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Горький русофоб
СообщениеДобавлено: 08 дек 2015, 18:35 
Цитата
Да, и раньше личность этого пейсателя вызывала много вопросов...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Быстрый ответ
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
Введите текст вашего сообщения. Длина сообщения в символах не более: 60000

Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
Размер шрифта:
Цвет шрифта

 • Добавить изображение
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЕН
[img] ВКЛЮЧЕН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЕН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Подтверждение отправки
Для предотвращения автоматического размещения сообщений, на этой конференции необходимо ввести код подтверждения. Код отображён на картинке ниже. Если из-за плохого зрения или по другим причинам вы не можете прочесть код на картинке, свяжитесь с администратором
Код подтверждения:
Введите код в точности так, как вы его видите. Код не зависит от регистра, символа нуля в нём нет.
 


Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Style supported by CodeMiles Team.