Текущее время: 24 фев 2018, 03:14

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
  Для печати | Сообщить другу Пред. тема | След. тема 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ю-Ю и его друзья
СообщениеДобавлено: 05 июн 2010, 10:13 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 531
Ю-Ю и его друзья


«Мне нынче вспомнилось невольно,
сквозь времени далекий гул,
те дни, когда у входа в Смольный
стоял китайский караул».

Ярослав Смеляков.


«- Моя звать Ю-Ю, товалиса, Ю-Ю...
Из разговора с полковником выяснилось, что Ю-Ю давно уже находился в армии Буденного, исполняя различные поручения штаба полка, а иногда бывая и в разведке. До прихода в армию он работал в китайской прачечной в Москве, потом был акробатом в цирке и даже уличным фокусником при старом шарманщике. Гражданская война пробудила в нем страстное желание покинуть свою неблагодарную работу и броситься в огонь кровавых событий. Он смутно понимал, что борьба русских крестьян и рабочих за Советскую власть есть дело всех угнетенных, и стихийно потянулся к красным, под знамена свободы и революции».
Ю-Ю – один из трех «красных дьяволят», героев одноименной повести П. Бляхина. В 60-е годы по ее мотивам были сняты «Неуловимые мстители», главных героев стало четверо, а китайчонка Ю-Ю заменили на цыганенка Яшку. Странно, с чего бы Павлу Бляхину в далеком 1921 году делать героем-красноармейцем китайца? А почему и нет? Ведь именно китайцы внесли весомую лепту в дело победы большевиков в Гражданскую войну. Если бы не китайцы, итог Гражданской мог бы быть совсем иным. А вы разве этого не знали?
Впрочем, откуда бы об этом знать? Про участие китайцев в Гражданской войне в советское время старались не акцентировать внимание. Вроде бы, как и были, но их участие – не более как незначительный эпизод в войне. Хотя у Булгакова, Бабеля, Шолохова, Н. Островского они упоминаются, но кто об этом помнит? Да и напомнить некому, точнее, не рекомендуется. Вот если бы в «Неуловимых мстителях» вместо Яшки-цыгана оказался Ю-Ю, тогда пришлось бы приоткрыть завесу над тайнами большевистских побед… Нет, ни в коем случае нельзя было показывать в фильме китайчонка! Цыганенок для советской реалии шестидесятых годов привычнее. А следовательно, не будет повода задуматься над истиной – большевизм был привнесен в Россию на штыках наемников и на деньги Якова Шиффа и Парвуса (Израиля Гельфанда).
Обратимся к Большой Советской энциклопедии. Были китайцы? Были, она этого не скрывает: «Интернациональные части Красной Армии, воинские части, сформированные из добровольцев – зарубежных трудящихся, находившихся в Советской России и сражавшихся в составе Красной Армии и партизанских отрядов на фронтах Гражданской войны 1918-20. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией в России находилось около 4 млн. иностранных граждан, в том числе: более 2 млн. немецких, австро-венгерских, турецких и болгарских военнопленных; около 500 тыс. беженцев из Австро-Венгрии, Румынии и турецкой Армении; не менее 1,5 млн. переселенцев и отходников из Болгарии, Чехии и Словакии, Сербии, Хорватии, Ирана, Китая, Кореи и др».
Также БСЭ упоминает 225-й Китайский стрелковый полк на Восточном фронте и китайский батальон на Южном фронте. Общую численность зарубежных интернационалистов энциклопедия оценивает в 250-300 тысяч человек. Не очень-то и много, если учесть общую численность Красной Армии: в 1920 году доля интернационалистов в ее составе была в размере 7-8%. Но это к концу Гражданской войны, после всеобщей мобилизации.
А какова была доля интернационалистов в 1918 году до создания регулярной Красной Армии? Точных цифр никто не назовет. По одним данным их было 19% ее состава, по другим намного больше. Только одни венгры могли составлять 38% (86 тысяч человек). Плюс 40 тысяч латышей. Плюс китайцы. Плюс… Сейчас, конечно, трудно поверить (да и проверить) в эти цифры. Каждая сторона, руководствуясь чем-то своим, дает информацию с большим разбросом данных. Тех же китайцев советские историки насчитывали 30-40 тысяч, а китайская сторона называет цифру в 60-70 тысяч человек. Но ведь и 40 тысяч – это 6-8 дивизий того времени!
Появление интернациональных частей в большевистском лагере началось с «подлеца и проститутки» Якира, как его охарактеризовал впоследствии Сталин. Он еще в самом начале 1918 года нанял батальон китайцев – 530 человек. Этим интернационалистам было без разницы за кого воевать, лишь бы кормили и платили. «На жалованье китайцы очень серьезно смотрели. Жизнь легко отдавали, а плати вовремя и корми хорошо», - писал впоследствии Якир («Воспоминания о Гражданской войне»).
Деньги, паек и обещанное российское гражданство – вот что двигало поступками интернационалистов. Особенно гражданство. В соответствии с постановлением Совнаркома добровольцы из числа иностранцев, вступавшие в Красную Армию, принимали гражданство РСФСР. Паек тоже для китайцев был важен. Китайцы-пулеметчики так и говорили: «Сяо кушать, машинка стрелять, Сяо не кушать, машинка молчать».
Это потом напишут политизированные сказочки о пролетарской солидарности пролетариев всех стран. «Подавляющую часть иностранных граждан составляли трудящиеся массы. Воздействие Великой Октябрьской социалистической революции, общность классовых интересов с рабочими и крестьянами Советской России и интернациональная деятельность большевистской партии вызвали движение интернациональной солидарности, проявлением которой явилось участие сотен тысяч зарубежных трудящихся в борьбе за власть Советов» (Из статьи в БЭС).
Раньше в это, конечно, верили. Вряд ли люди читали воспоминания красноармейца Ли Фуцина, служившего в охране Ленина. После Февральской революции толпы голодных китайцев бродили по украинской земле в поисках работы и куска хлеба. Тогда-то Ли встретил русского, по фамилии Иванов, который сказал: "Товарищи, чтобы остаться в живых, надо организоваться и начать бить царские войска. У них в пакгаузах есть и хлеб, и одежда". Ли "уже понимал немного по-русски, и он почувствовал, что Иванов прав". Иванов оказался большевиком, а китайцы стали громить склады и даже пустили под откос поезд с боеприпасами, которых очень ждали на германском фронте. Неважно, что из-за нехватки боеприпасов погибли солдаты на фронте, зато действие русско-китайского отряда приблизило социалистическую революцию. Да и китайцы перестали голодовать. Последнее, думается, для китайцев было главным.
После революции Ли вместе с 70 своими сородичами стал охранять Владимира Ильича Ленина. Ноу-хау Якира быстро переняли вожди большевиков: уже в феврале 1918 года Ленин инициировал создание в Петрограде 1-го Интернационального легиона Красной армии, созданного для собственной охраны. Китайцы охраняли и других большевистских вождей: Троцкого, Свердлова, Бухарина. Ну, это-то и понятно, русские красноармейцы для них были недостаточно надежны.
Любопытен фрагмент из БСЭ. «Большую помощь интернационалистам оказывали Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, С. М. Киров, Е. Д. Стасова, Э. М. Склянский, И. И. Подвойский, М. В. Фрунзе и др». Под «др» следует понимать большую когорту большевиков, не успевших умереть своей смертью к 1937 году. Правда, двое из этой семерки, пережили 37-й. Подвойский – успел уйти на пенсию, а Стасова… «Почему Сталин пощадил Стасову, знал только он сам» (В. Листов).
Любопытно посмотреть, как ушли из жизни другие пятеро. Свердлова на митинге в Орле избили рабочие. Дзержинский умер странно: то ли от сердечного приступа, то ли был отравлен. И Кирова странно застрелили. И Фрунзе странно умер на операционном столе. А Склянский и вовсе утонул, катаясь по озеру под Нью-Йорком. А доживи они до 1937 года, кто из них не стал бы шпионом и террористом, как это случилось с большинством их подельников по революции?
Поэтому в списке из БСЭ нет Бела Куна, вождя венгерских коммунистов, «ставшего» к 1937 году английским и германским шпионом. Именно этот палач после падения Венгерской советской республики в 1919 возглавил формирование интернациональных частей в Советской России. Но к тому времени китайские красноармейские отряды были созданы в стране повсеместно. Удачный опыт Якира был подхвачен на Северном фронте, Северном Кавказе, в Перми, Воронеже и других городах. В Москве при Реввоенсовете даже существовал отдельный штаб китайских отрядов под началом Шен Чен Хо.
И конечно же, китайские красноармейцы были в Питере. В августе 1918 года был сформирован китайский батальон, который принял участие в военном параде на Марсовом поле в день похорон главы Петроградской ЧК Моисея Урицкого. Также там был создан 2-й минный батальон под командованием Ли Цин Хэ, отличившийся летом 1918 года в Ярославле. Большая часть китайских карателей была убита восставшими ярославцами – повезло жителям города, в отличие от псковичей. Год спустя этот батальон («Многих теряли, но по дороге новых набирали») был переброшен в Псков. Скорее всего, именно он был использован для казни пленных русских офицеров. «В Пскове, по газетным сведениям, все пленные офицеры, в числе около 200 человек, были отданы на растерзание китайцам, которые распилили их пилами на куски».
Садизма китайским интернационалистам было не занимать. Китайцы всегда знали толк в пытках. Это-то и было ценно для лидеров большевиков. Одной из самых страшных традиционных китайских казней была казнь с крысой. Это когда голодного грызуна просто оставляли на связанном человеке, и он начинал выедать его внутренности. Вот и в Киевской ЧК, где наибольшей жестокостью прославилась Роза Шварц, практиковали такой вид казни. Человека привязывали к стене или столбу, потом к его животу или анальному отверстию крепко привязывали одним концом железную трубу в несколько дюймов ширины, а через другое отверстие в нее сажалась крыса, отверстие тут же закрывалось проволочной сеткой, и к нему подносился огонь. Крыса бросалась к другому концу… Казнь длилась часами, порой до следующего дня, до тех пор, пока жертва не умирала.
После ухода большевиков из города на некоторых трупах нашли следы невероятных истязаний половых органов. Производящие экспертизу врачи высказали мнение, что такой прием должен быть известен только китайским палачам и по степени болезненности превышает всё доступное человеческому воображению. Всё это было дело рук китайской роты Ли Сю Ляня из особого отряда ЧК.
В Харьковской ЧК, известной своим палачом-чудовищем Саенко (скальпирование, снятие перчаток с кистей рук, про него рассказывали, что он говорил, что из всех яблок он любит только глазные), была целая рота китайцев, пытавших арестованных на допросах, а затем тех, кто выживал, расстреливали. Кстати, Саенко благополучно пережил 37-й, в 1948 году ушел на заслуженный отдых, получив орден Ленина. Умер своей смертью в 1973 году. Группа товарищей опубликовала некролог: «Саенко – борец за установление Советской власти, отдавал работе всю свою кипучую энергию и организаторские способности. Светлая память о нем навсегда останется в сердцах всех, кто знал его и работал вместе с ним». На его могиле было начертано: «Спи спокойно, дорогой Степочка».
В Одессе, где свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман (их любимое изречение, что они «не имеют аппетита к обеду, прежде чем не перестреляют сотню людей»), а также некая Дора, специалистами по пыткам были китайцы и один негр по фамилии Джонсон, специальностью которого было вытягивать жилы у людей, глядя им в лицо и улыбаясь своими белыми зубами.
Приговоренных к смерти раздевали догола, одежду сортировали, людей разделяли на партии по 10-12 человек и расстреливали в гараже. Известно, что однажды за городом по распоряжению особого отдела 3-й армии, китайцы казнили 115 человек.
В Херсоне население города долго вспоминало с ужасом зверства двух чекистов-китайцев, препарировавших живых людей, снимавших с них кожу с ног и рук и втыкавших булавки под ногти.
В Николаеве под руководством чекиста Богбендера два китайца и матрос-каторжник замуровывали живых людей в каменных стенах.
И такое творилось по всей России. В дневниках Зинаиды Гиппиус можно прочесть, что в Петрограде расстрельными делами занимался китайский батальон, которые за деньги выполняли любую грязную работу. Так, за одну ночь на Неве казнили до ста человек. Часть тел сбрасывали в воду, часть закапывали, а часть отвозили в зоопарк для кормления зверей. Мясо все-таки.
Впрочем, как говорили другие очевидцы событий тех дней, человеческим мясом китайцы сами не только не брезговали, но и пускали его на продажу. Бизнес!
В послереволюционные годы западная пресса, описывая ужасы в годы революции, периодически упоминала о поджаренных младенцах в ресторанах большевистской России. Бред? Конечно, бред! Разве нормальный человек может в это поверить: рестораны при военном коммунизме? Неужели работали рестораны? Все они были национализированы и на их базе открылись бесплатные столовые. В которых, конечно, питались и китайцы. Абортированные плоды, особенно позднего срока беременности в Китае до сих пор считаются деликатесом (вы разве не знали?), поэтому неудивительно, что очевидцы таких вот трапез не отличили поджаренный труп младенца от поджаренного абортированного плода.
На востоке не видят в этом ничего дурного. Уоррен Ли, президент Ассоциации Питания Гонконга сообщил, что «употребление в пищу утробных плодов – это разновидность традиционной китайской медицины и имеет глубокие корни в китайском фольклоре». Поэтому, друзья, ничего страшного. Традиция такая.
У русских такой привычки пока еще нет, но еще не вечер. Китайцы ее привьют. Ежегодно в России производятся сотни тысяч абортов – прекрасное поле для китайской гастрономии. Миллионы китайских гурманов с удовольствием могут ими воспользоваться. Рынок-с!
Как сказала одна уважаемая госпожа из института народно-хозяйственного прогнозирования Российской Академии Наук: «Прежде всего, у нас будут эмигранты из Китая. И это огромное везение. Надо готовить население к толерантному отношению к эмигрантам, больше рассказывать о культуре и быте китайцев». Что ж, давайте готовить наше население, будем и дальше рассказывать о китайской гастрономии, сближать наши народы по пути толерантности. Будем бороться с теми, кто считает, что общество, которое не видит ничего особенного в употреблении человеческих плодов, кардинально от нас отличается. Эти нетолерантные люди, как вы понимаете, глупы, раз не понимают, что поток китайцев в Россию – «это огромное везение». Точно такое везение, как и в годы Гражданской войны.
И даже после нее. Кого еще можно было посылать для подавления бесчисленных крестьянских восстаний? Не красноармейцев же из таких же крестьян? Нет, конечно. Поэтому Части Особого Назначения – ЧОНы в большинстве случаев полностью или частично состояли из иностранных наемников, которые без малейшего сожаления осуществляли на практике красный террор против местного населения, посмевшего сопротивляться политике большевиков. Черная память о них сохранилась во многих местах. В том же Крыму или на Тамбовщине, где китайцы участвовали в уничтожении газами повстанцев, не взирая на пол и возраст. Они же потом были в охране концлагерей, куда на смерть сгоняли уцелевших русских крестьян.
А вот как они отметились при подавлении махновщины. «В "Махноград" вошли Латышская дивизия и Части Особого Назначения (ЧОН), непосредственно подчиненные Феликсу Дзержинскому. Началась дикая расправа над мирным населением уезда. Типография анархистов "Набат" была разгромлена, рабочие перебиты… Под пыткой китайских палачей комбриг Березовский, прикрывавший Гуляй-Поле, сломался и стал агентом ВЧК; престарелого анархиста Петра Лепетченко, участника "налетов" 1907 г., задушили в постели; коменданта села Гаркушу посадили на штакетник, где он и скончался; казначея бригады Середу утопили в расплавленном железе; с рядовых махновцев китайцы сняли скальпы и табуном погнали в Донбасс чистить затопленные шахты. ‘Опьяненные убийствами, чекисты заставляли матерей брать на руки грудных детей и затем общим залпом уничтожали их!’» - вспоминает Аршинов-Марин, спасшийся чудом в лесу (из журнала «Мулета», выпуск Ъ. Париж, 1986).
Активное участие в распространении новой власти, власти Ленина, Троцкого и Зиновьева, китайские интернационалисты приняли и на уральской земле. Первый на Урале китайский отряд был создан еще в марте 1918 года. Китайцы из этого отряда особого назначения участвовали в подавлении крестьянских восстаний. Без интернационалистов не обошелся и сам Василий Иванович. В составе его 25-й стрелковой чапаевской дивизии действовал 222-й Самарский интернациональный полк, а на соседних участках – 216-й Интернациональный и 225-й Китайский полки.
В докладе одного из членов ВЦИК сообщалось, что расстрелянных казаков сбрасывали в реку Урал, что вызвало негативное отношение к советской власти. А Чапаевская дивизия на своем пути выжигала все станицы протяжением 80 верст в длину и 30-40 в ширину. Чапаевцы! Памятники им!
И стоят, кстати. Китайский полк под командованием Ля Цзе Хена в декабре 1918 года вел ожесточенные бои в районе Перми, потеряв более двухсот своих бойцов. На месте их гибели установлен мемориальный комплекс. Цветочки, наверное, палачам до сих пор носят.
Были китайцы, как и герой из «Красных дьяволят» Ю-Ю, в армии Буденного. В отличие от литературного героя, не всем китайским буденовцам везло. Казак Холодноярского повстанческого отряда Юрий Горлис-Горский так описывал случай, произошедший после сожжения буденовцами села Млиив Черкасского уезда: "С тяжелой душой возвращаемся к лесу. Василенко, остававшийся вместо [командира отряда] Петренко, обрадовался: "Слава Богу что приехали. Не могу справиться с крестьянами. Кричат, чтоб отдали им пленных китайцев. Говорю – и так им не простится, что положено, но нет: дай и дай нам – сами колами поубиваем. Женщины просят, аж плачут". Петренко махнул рукой. "Скажи связать руки, чтоб не вырвался ни один, и отдай"». Не повезло интернационалистам.
А вот текст из донесения политреферента Запорожской дивизии: «То, что творила наша конница с врагом, сжигавшим села, трудно себе представить. Это было что-то нечеловечески страшное». Балтский охранный полк Красной Армии, который сжег пять восставших сел, был уничтожен полностью – из 600 чекистов бежали и остались в живых лишь 15 человек, трое из них сошли с ума».
И тамбовские крестьяне, которых интернационалисты травили газами, к счастью, тоже не были баранами для скотобойни. «Первыми на китайцев и остальных отрядников кинулись бабы, а потом опомнились и мужики, похватав оглобли и колья. Раздались беспорядочные выстрелы, но народ своей массой уже смял Красную гвардию. Комиссар кинулся к пулемету, но у того перекосило ленту. Озверевший народ, отбирая у китайцев винтовки, забивал их оглоблями и колами, топча ногами под вой и крики. Было убито помимо расстрелянных несколько баб и один ребенок четырех лет. Вскоре отряд весь был уничтожен озверевшей толпой, а комиссара чуть живого с выбитыми глазами мужики подтащили к козлам для распиловки дров и кинули на них. Держа голову и ноги комиссара, вопящего от боли, его распилили пилой-поперечкой живого пополам. Как говорит русская пословица: ‘Что посеешь, то и пожнешь’» (Б. Сенников, «Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг.». А ведь и не жалко. Молодцы тамбовские крестьяне. Жаль, что не все такими были.
Впрочем, белая сторона тоже не такая уж белая и пушистая. Все это было и у них, разве что явно в меньших размерах. Но было. Были и белые китайцы на службе. Известен случай, когда китайцы, воевавшие за Белую Армию, перешли в Красную, повстречавшись со своими соотечественниками-красноармейцами. И как ни в чем ни бывало продолжали воевать уже за большевиков. Об этом даже писала в декабре 1918 года газета «Коммунар». Но случаев таких переходов туда-обратно в истории Гражданской войны было немало.
Были китайцы и у атаманов Семенова и Калмыкова, к ним нанимались маньчжурские хунхузы. Были и белые китайцы-палачи. По крайней мере, один из них, Чин Пек (по другим сведениям Чен Тин Фань) был расстрелян вместе с адмиралом Колчаком и Пепеляемым на берегу Ангары. Этот китаец лютовал в Иркутской тюрьме, расстреливая и пытая людей. Знал ли об этом Колчак? Хотя речь-то здесь, конечно, не о том, плох или хорош Колчак, а о том, какими «героями» (неважно – красными, белыми) были китайцы в годы Гражданской войны.
А ведь сегодня есть люди, мечтающие поставить им новые памятники. Старых, установленных при Советской власти, видно мало. Это я серьезно, есть такие русские люди. Интересно, имеются ли, к примеру, в Израиле, евреи, кто мечтает о памятниках эсэсовцам? Вряд ли. А у нас, русских, есть. И памятники китайцам хотят ставить и улицы, названные именами Кедрова и Урицкого, до сих пор существуют. И они еще жалуются на нынешнюю жизнь…
Откуда же появились китайцы в таком большом количестве? На Дальнем Востоке – это еще понятно, но в европейской части России? Даже в далекой Бессарабии, где к Якиру нанялись на работу аж 530 китайцев?
Все началось, конечно, с Дальнего Востока. После подписания в 1860 году Пекинского договора к России отошли земли, на которых жило определенное число китайцев. Немного – многие земли были неосвоенными. Поэтому перед российским правительством встала задача укрепиться на дальневосточных землях, их освоить и заселить. Начиная с 1893 года численность китайских иммигрантов стала резко расти – до 10 тысяч человек в год.
Однако в 1900 году Китай потрясло крупнейшее в его истории восстание, которое встревожило население приграничных с Китаем земель Приморья. Приамурский округ был переведен на военное положение. Местные власти даже ожидали осады Владивостока. К тому времени в России уже знали о варварских расправах восставших с христианами в Китае. Одна из жительниц Приморья впоследствии написала: «Я помню несколько семейств, члены которых, в случае взятия их китайцами, готовы были покончить с собой, лишь бы не попасться в их руки».
Неудивительно, что жители края стали рассматривать местных китайцев как опасных врагов. Появление в середине лета под Благовещенском войска восставших наэлектризовало обстановку до предела. Китайцы перекрыли реку и начали обстреливать город из орудий. В самом Благовещенске были найдены прокламации восставших с призывами к местным китайцам помочь им поджечь город, а затем овладеть им. Многие китайцы, боясь расправы с обеих сторон, стали уходить на китайскую территорию. Часть из них присоединялась к восставшим.
Жителями российской стороны все эти события были восприняты однозначно, как начало акции по очистке края от русского населения. Поэтому власти города в превентивном порядке решили выселить китайцев за Амур на китайскую территорию, и сделали это. Но, конечно, не все русские жители города приветствовали такое решение. Либеральная интеллигенция была «возмущена до глубины души».
После подавления восстания обстановка в Приморье нормализовалась, на земли края вновь хлынул поток китайцев. К 1910 году китайские рабочие составляли почти половину всех рабочих Приморья. Основная их масса была занята на строительных работах, в золотодобыче, добыче женьшеня (женьшенем занималось 30 тысяч иммигрантов).
Активно действовали и китайские купцы, вытесняя из многих сфер бизнеса местных предпринимателей. В 1910 году газеты писали: «Во время путешествия по Амурской области только и слышно, что все русские разоряются, и на естественно возбуждаемый вопрос, кто же богатеет, всегда получается стереотипный ответ: китайцы». Причем китайские купцы действовали очень жестко, добиваясь получения максимальной прибыли. Приморский генерал-губернатор Н. Гондатти в 1912 году писал, что добравшись до стойбищ, китайские купцы «дают полную волю своим алчным инстинктам»: они спаивают аборигенов, приучают к опиуму, продают им втридорога товары самого низкого качества. Они поделили между собою районы поселения инородцев и строго оберегают свои владения от посторонних. Продавая в долг порох, одежду, съестные припасы, они берут огромные проценты, закабаляя инородца, и это «оканчивается нередко продажей его с семьей в рабство или смертью в тайге от голода».
Конечно же, и русские купцы не были добрыми и пушистыми. Но, по крайней мере, они не позволяли себе то, что творили китайцы: «отбирание детей у матерей, насильная продажа жен, наказание плетьми, бесчеловечные пытки и увечья» и даже казнь посредством самых варварских способов. Несколько лет спустя разнообразие садистских пыток и казней китайские интернационалисты хорошо продемонстрировали работой в чекистских подвалах.
Спустя два года после подавления восстания в Китае исполняющий обязанности Приамурского генерал-губернатора Белевский докладывал: «Ушедшие во время военных действий китайцы снова и при том в большом числе появились ныне в инородческих стойбищах по нижнему течению Амура, экономически закабаляя инородцев, материальное положение которых за время отсутствия китайцев значительно поправилось, причем у них появилось лучшее оружие, мука, белье из русского ситца, некоторые юрты оборудованы даже железными печами... Китайцы ослабляют русское влияние на инородцев...».
И все больше и больше китайцы укрепляются в мысли, что именно они являются настоящими хозяевами края. Такие настроения в китайской среде усилились после поражения России в войне с Японией.
Ситуация осложнялась еще и тем, что китайская диаспора в России зарекомендовала себя как замкнутое образование, не желающее жить по российским законам и не склонное к ассимиляции. Достаточно сказать, что китайцы никогда не подавали иски в российские суды против своих соотечественников. Да и русский язык учить не хотели.
Понимали ли власти и население края всю опасность возможной перспективы утраты власти над окраиной империи? В складывавшейся ситуации вполне реален был вариант плавного перехода нашего Дальнего Востока в китайские руки. Причем, на первых порах названия региона и его городов могли остаться российскими, создавая некую безопасную иллюзию.
Генерал Куропаткин в начале XX века писал: «Если бы упразднить русско-китайскую границу и допустить свободное передвижение в Сибирь китайцев на равных с русскими правах – сибирские местности могли бы в короткое время окитаиться, а русские стали бы выселяться за Урал». Ему вторил Столыпин, отмечавший «опасность мирного завоевания края чужеземцами». «Господа, – говорил он, – этою опасностью пренебрегать нельзя, так как этот край нельзя приравнивать, как это было тут сделано, к побережью Ледовитого океана, это не край, который можно было бы забросить, а край, которым заняться мы обязаны».
А российские наместники в дальневосточных областях были встревожены китайской угрозой еще в конце XIX века: «Если мы не займем наших пустопорожних мест в крае своим населением, то их наводнят китайцы в качестве покорных, трудолюбивых земледельцев-промышленников, борьба против которых одними только войсками невозможна, потому что безрезультатна».
Проблема утери Приморья путем ползучей китайской иммиграцией нашла отражение и в документах Государственной Думы, в которых подчеркивалось, что «вопрос о желтой иммиграции в наши Дальневосточные области в настоящее время, под влиянием изменившихся после последней войны политических и экономических условий, получает особо важное значение».
Однако принятие каких-либо защитительных мер по удержанию российского Приморья встречало ожесточенный отпор от диаметрально противоположных социальных и политических групп. Де-факто единым строем выступала либеральная общественность, социал-демократическая пресса, промышленники и даже царские военное ведомство и Министерство иностранных дел. Последнее очень переживало о возможной негативной реакции императорского Китая. Военное же ведомство, которое вело большие строительные работы на Дальнем Востоке, доказывало, что без китайского и корейского труда нельзя обойтись. Аналогичные утверждения шли со стороны местных предпринимателей.
Зато социал-демократическая пресса упирала на другое, призывая «всячески развивать сознание этих отсталых рабочих... привлекать их в профессиональные организации, обсуждать с ними задачи работы, привлекать их к общей борьбе за интересы всего рабочего класса».
Осваивать европейскую часть России китайцы начали еще до начала первой мировой войны. Москву образованные китайцы называли «накопительно-распределительной базой» китайских товаров. А с началом войны в Россию, особенно ее европейскую часть, хлынул громадный поток китайских рабочих. Мобилизация значительно сократила резервы рабочих рук, которых стало катастрофически не хватать. Требовались рабочие на строительство, добычу угля, рубку леса, прокладку железных дорог.
Российский Совет Министров дал зеленую улицу на вербовку китайских рабочих. Масштабы привлечения рабочей силы из Китая впечатляли. Так, только на рубку леса в Смоленскую губернию были подряжены 20 тысяч китайцев.
Организация вербовки рабочей силы оказалась выгодным бизнесом. По всей Маньчжурии и Северному Китаю развернулись вербовочные пункты. Наиболее отличился в этом деле купец Дризин, который ради высвобождения капитала даже продал свой мукомольный завод. Об этом сообщила харбинская газета, назвавшая Дризина «русским предпринимателем». Это-то Дризин русский? Впрочем, немногим отставали и русские купцы: Семенов, Захарченко, Поносов.
Если в 1906-1910 гг. на Дальний Восток и в Сибирь выехало 550 тысяч китайцев, из которых вернулись на родину 400 тысяч (таким образом, только за эти пять лет в России остались жить 150 тысяч китайцев), то масштабы вывоза китайцев в годы первой мировой войны были просто беспрецедентны. И при этом основная масса китайцев оседала за Уральским хребтом и на самом Урале. Дошло даже до того, что в апреле 1917 года состоялся Учредительный китайский съезд, утвердивший образование «Союза китайских граждан в России».
Перед Октябрьской революцией численность китайцев в Петербурге уже насчитывала 10 тысяч человек, только в одном ночлежном доме, открытом «Союзом китайских граждан» размещалось около тысячи человек. В Москве жило около 5 тысяч китайцев. В столичных городах они работали дворниками, прачками, чернорабочими. Уже после революции более половины государственных московских прачечных носило китайские названия.
В Петербурге с китайскими рабочими произошел любопытный случай. «В первые дни русской революции, в марте 1917 года, жители Ленинграда (тогда - Петрограда) были немало озадачены и даже встревожены таинственными знаками, появившимися, неизвестно как, у дверей многих квартир. Молва приписывала этим знакам разнообразные начертания. Те знаки, которые мне пришлось видеть, имели форму восклицательных знаков, чередующихся с крестами, какие ставились раньше возле фамилий умерших По общему убеждению, они ничего хорошего означать не могли и вселяли страх в растерянных граждан.
По городу пошли зловещие слухи. Заговорили о грабительских шайках, помечающих квартиры своих будущих жертв. «Комиссар города Петрограда», успокаивая население, утверждал, что «таинственные знаки, которые чьей-то невидимой рукой делаются на дверях мирных обывателей в виде крестов, букв, фигур, как выяснилось по произведенному дознанию, делаются провокаторами и германскими шпионами»; он приглашал жителей все эти знаки стирать и уничтожать, «а в случае обнаружения лиц, занимающихся этой работой, задерживать и направлять по назначению.
Нетрудно догадаться, что кресты означают десятки, а палочки - единицы; так оказалось во всех без исключения случаях, которые мне приходилось наблюдать. Своеобразная нумерация эта, очевидно, принадлежит дворникам-китайцам, не понимающим наших цифр. Появились эти знаки, надо думать, еще до революции, но только сейчас обратили на себя внимание встревоженных граждан» (Я. Перельман. «Занимательная арифметика»).
«В Белоруссии, на Украине, Кавказе, Кубани и в других местах везде можно было встретить группы бездомных китайцев» (Ли Юнчан. «Люй Э хуагун юй шиюэ гэмин (Китайские рабочие в России и Октябрьская революция», Шицзячжуан, 1988).
Ли Юнчан сообщает, что важной сферой использования труда китайских рабочих были горнорудные прииски и заводы, особенно это было характерно для уральских предприятий. В полосе Пермь-Вятка не было ни одного завода, ни одного прииска, где бы не работали китайцы тысячами.
«По Гоголевской шли китайцы – старые и молодые, с солдатскими мешками за спиной, мужчины – с косами, болтавшимися поверх мешков, женщины – с прическами, высокими, неприкрытыми, в подпоясанных халатах, и многие – с детьми, которых они несли за плечами, с трудом ступая маленькими, похожими на костылики, ногами. Откуда они пришли? Куда направлялись?» (В. Каверин. «Освещенные окна»).
Всего в Европейскую часть России переселилось более 150 тысяч китайцев. «Власти были в восторге: ехали люди, готовые за мизерную плату валить лес, тянуть дороги, класть рельсы, подметать улицы. При этом - непьющие, исполнительные, терпеливые, спят вповалку в бараках, едят любую бурду... Этот процесс во многом схож с положением гастарбайтеров в современной России» (А. Петрушин. «С Интернационалом», «Тюменский курьер»).
Власти были в восторге… Дешевая рабочая сила. И агитаторы их разложить не могут по причине незнания китайцами русского языка. Через два-три года власти, к тому времени уже бывшие, на своей шкуре (в том числе и в прямом смысле) почувствуют «правоту» своих решений. Учит ли история? На примерах сегодняшней жизни – вряд ли можно ответить утвердительно. «И повторится все как встарь. Ночь, ледяная рябь канала», китайцы, пытки и… фонарь?
Революция и Гражданская война превратили оборванных и голодных, забитых и растерянных китайских кули в элитные части большевистской России. Пайки, одежда, жалованье и вожделенное гражданство. «Так же буднично и старательно, как по утрам желтые красноармейцы мыли свои жесткие круглые головы, пошли они теперь на Волгу, на Украину, на Урал и в Сибирь, стреляют в черные незнакомые дома, опустошают кумирни незнакомых и ненужных им богов» (Михаил Кольцов. «Китайские будни», «Киевское эхо», 1919 г.).
Но закончилась война, были подавлены остатки крестьянских восстаний, китайцы в таком количестве стали не нужны. Никто из них не сделал партийной или иной карьеры – слишком были неграмотны, да и русским языком так и не овладели. И вместо начальственных столов, как это случилось с латышами, пришлось китайцам вновь идти на тяжелые работы – в шахты, рудники, на лесоповал. Кто-то держал мелкие промыслы. Те же прачечные.
Перепись 1926 года показала сто тысяч китайцев, живших на советской земле. Выходили газеты на китайском языке, были даже национальные театры. В Москве в 1929 году было образовано общество «Возрождения Китая». Ничто не предвещало туч над китайскими головами, но наступили тревожные тридцатые годы.
По Китаю прокатилась волна народных восстаний. Дубань Синьцзяня решил пополнить свою армию русскими солдатами и офицерами. На его призыв откликнулись многие офицеры и солдаты Белой Армии, осевшие в северных районах Китая. Обратился он с просьбой и к советским властям, которые с удовольствием помогли ему создать Алтайскую добровольческую армию. Вот тут-то и пригодились многие бывшие китайские красноармейцы. Пожар войны в Китае заполыхал с новой силой.
Но куда делась основная масса китайцев? Ответ простой: вымерли. Точнее, как писал А. Солженицын, «взяты в северные лагеря и вымерли». Мавры свое грязное дело сделали, теперь они могли умереть. Сама специфика китайского общества нарушала всю картину строительства нового мира. Китайцы по-прежнему жили обособленно, не интересовались политикой, к тому же были склонны к созданию узконациональных групп, объединений и союзов. Даже селились обособленно.
Поэтому, в целях государственной безопасности, в октябре 1937 года этнические китайцы были частично выселены с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан, частично депортированы в Китай. Уже к 1938 году китайцев в Приморье не осталось.
В других регионах Союза поступали по рецепту Бориса Кульвеца. Этот чекист прибыл в Сибирь в 1937 году. Регион отставал от центра по масштабам разоблачений врагов народа. Кульвец центром своей деятельности выбрал Бодайбо – знаменитые Ленские прииски. Здесь чекист сумел разоблачить более 4000 замаскированных шпионов, террористов и иных врагов. Именно так рапортовали Ежову о работе группы Кульвеца. «Оперативная группа изъяла и ликвидировала только по районам Иркутской области более 4000 чел. к. р. элемента». К. р. – контрреволюционный элемент.
«По городу арестовал всех до единого! Ближайшие прииски тоже опустошил. Разгромлю всех китайцев в ближайшие дни», - докладывал Кульвец. «Особенно скверно с китайцами. Все они еле двигаются. Врач говорит, что если им не давать опиум, многие поумирают, так как все они старые курильщики опиума. В связи с тем, что не получают опиум, сильно физически страдают, кровавые поносы, хиреют на глазах. Некоторых я поддерживаю небольшими порциями опиума», - это Кульвец докладывал об арестованных «китайских шпионах».
Перепись населения 1939 года показала всего 32 тысячи китайцев, проживавших в СССР. То есть за 13 лет их численность сократилась в три раза. Последняя советская перепись (1989 года) дала уже 11 тысяч китайцев. И опять сокращение в три раза, но уже за 50 лет. Что случилось? Эти уже просто вымерли. От старости. Полноценных китайских семей создавать не могли – почти не было китаянок. А дети от браков с русскими женщинами и женщинами народов Сибири были уже не китайцами. Потому что в стране не было для них главного – китайских анклавов. Вот в них, действительно, перемалываются любые нации, на выходе смешанных браков есть только один результат: дети-китайцы.
Попытка китайцев захватить русский Благовещенск в 1900 окончилась неудачей. Но это было давно. А как дело обстоит сейчас, что будет через несколько лет? «В последние годы на Дальнем Востоке увеличивается число детей, рожденных в смешанных браках, которые упрощают для китайцев получение российского гражданства. К примеру, в Благовещенске из полутора тысяч новорожденных в 2002 году доля таких детей достигла 20%», а теперь «уже 37%» (Е. Семенова. «Россия-Китай: смертельная дружба»).
Да, в советское время граница была на крепком замке. Зато сейчас времена изменились, китайцев в России все больше и больше. Темпы их прироста даже превышают показатели «лучших» лет столетней давности. «Число мигрантов в Приморье из Китая растет, исчисляясь десятками тысяч. Есть и проблемы. Широкий размах приобрела нелегальная миграция, борьба с которой не приносит пока ощутимых результатов». Это пишет Г. А. Суханова, ученый секретарь Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО Российской Академии Наук.
«Китайская сторона готова вложить средства в инвестиционные проекты по развитию инфраструктуры Приморского края», - продолжает ученая дама. «Это даст новый импульс для приграничного туризма и международной торговли… Развитие социально-экономических, культурных и других связей Приморья с Северо-Восточным Китаем несомненно имеет широкие перспективы». Вот только для кого такие широкие перспективы она так и не уточнила.
«В настоящее время восстановлены прерванные на несколько лет десятилетий добрососедские отношения между Россией и Китаем», - вот оно как! Жаль, что госпожа Суханова не указала причину событий тех лет – остров Даманский. Забыла? Зато сейчас «развиваются экономические и культурные связи между Приморьем и Северо-Восточным Китаем. Как и в прошлом китайские граждане приезжают к нам в край на временную работу. Они трудятся на полях, участвуют в строительстве жилья, гостиниц, магазинов и разных учреждений, занимаются торговлей. Немало создано в крае совместных российско-китайских предприятий. В июне 1998 г. в Находке состоялось официальное открытие «китайской улицы», выстроенной китайской компанией «Сиюань-юань» (Гонконг). Сооружение выстроено в виде фрагмента Великой Китайской стены и протянулось почти на один километр в длину параллельно главной магистрали Находки. Здесь в небольших магазинчиках разместились сотни китайских фирм. Следующей «Чайна-таун» компания предполагает построить в Москве, о чем подписано соглашение с мэром Москвы».
Простая констатация фактов. Легко и буднично. Забыли историю столетней давности? Ради сиюминутных экономических выгод в Россию привезли несколько сотен тысяч китайцев. За это расплатились сполна. Мало?
Но есть и другие строки. Написанные столетием назад. Наиболее остро обозначил проблему известный публицист М. О. Меньшиков, писавший: «На нашу Восточную Сибирь наплывает желтая китайская туча, и все эмигранты и рабочие – с подложными именами… Кроме затруднений с паспортами, китайцам жаль и платимых денег. По их исчислению, в одну Приморскую область только морем прибывает ежегодно до 60 тысяч китайцев, кроме тех 10 тысяч чернорабочих китайцев, что приезжают ежегодно на временные заработки. Сверх всего этого – неизвестно сколько – приезжают китайцы через Хунчун и по железной дороге из Маньчжурии. Китайский наплыв идет и в Амурской, и в Забайкальской области… Это полчище желтокожих, тесно связанное со своей прежней родиной, захватывает все промыслы и все роды труда, при этом русский переселенец не находит себе куска хлеба. Колоссальные суммы денег высасываются ежегодно «желтыми пиявками», как их зовут в Сибири, и отсылаются в Китай…
Они наплывают целыми армиями, они почти не потребляют наших продуктов, а потребляют свои, привозимые из Китая же. «К нам, - пишут мне из Сибири, - переселяется на временный заработок как бы часть Китая… Высосав нужную ей сумму денег, армия эта быстро исчезает к себе на родину, увозя наши капиталы, чтобы уступить место другой, еще более голодной и нуждающейся толпе. И так непрерывно работает этот гигантский насос, выкачивающий самые жизненные соки страны…» (М. Меньшиков. «Наплыв соседей»).
Михаил Меньшиков был расстрелян чекистами в 1918 году. В советское время так и не был реабилитирован. Вот Якира, Кедрова, даже Зиновьева – тех реабилитировали. Правильные мысли, значит, высказывали и нужные поступки совершали.
«Если мы будем продолжать спать летаргическим сном, - говорил Столыпин, - то край этот будет пропитан чужими соками, а когда мы проснемся, может быть он окажется русским только по названию». Вопрос только, где мы проснемся. У себя на кровати или под ней. В 19-м веке философ Владимир Соловьев предсказал, что настанет день, когда каждый из нас обнаружит у себя под кроватью китайца. Большой фантазер был этот Соловьев. Надо смотреть на мир более реалистично. Скорее уж, настанет день, когда каждый из нас обнаружит у себя на кровати китайца.
Эх, будет ли у нас, кто повторит слова генерал-губернатора П. Ф. Унтербергера, (который главную опасность видел, правда, не в китайцах, а в корейцах): «Я не враг корейцев, как это принято думать, но не могу согласиться с мнением моих предшественников, считавших, что пустынный край нужно впереди всего заселить, хотя бы и корейцами. Я предпочитаю пустыню, но русскую, чем край возделанный, но корейский. Придет время, край заполнится русскими, запасы земли будут возделаны, но уже ими, а не корейцами. Правда, это произойдет, может быть, и через сто лет, но по крайней мере у меня не будет на душе, что я дал расхитить русскую землю»?


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: тема
СообщениеДобавлено: 13 мар 2016, 11:01 
Не в сети
Зарегистрирован
Цитата

Зарегистрирован: 13 мар 2016, 11:01
Сообщений: 1
Было интересно почитать, эх… были времена


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Быстрый ответ
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
Введите текст вашего сообщения. Длина сообщения в символах не более: 60000

Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
Размер шрифта:
Цвет шрифта

 • Добавить изображение
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЕН
[img] ВКЛЮЧЕН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЕН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Подтверждение отправки
Для предотвращения автоматического размещения сообщений, на этой конференции необходимо ввести код подтверждения. Код отображён на картинке ниже. Если из-за плохого зрения или по другим причинам вы не можете прочесть код на картинке, свяжитесь с администратором
Код подтверждения:
Введите код в точности так, как вы его видите. Код не зависит от регистра, символа нуля в нём нет.
 


Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Style supported by CodeMiles Team.