Текущее время: 16 окт 2018, 05:47

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
  Для печати | Сообщить другу Пред. тема | След. тема 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Удивительная страна
СообщениеДобавлено: 03 окт 2010, 23:13 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
«Нас интересует не Советский Союз и не его части, а борьба с мировым капитализмом, мировая революция, для которой мы жертвуем и будем жертвовать и страной, и собою (жертва, конечно, на Зиновьевых не распространяется!) без малейшего сожаления и сострадания к тем, кто нужен в качестве удобрения коммунистической нивы для ее будущего урожая...» (Из письма Н. Бухарина И. Британу).


Совет Народных Комиссаров пестрит русскими фамилиями. Только еврей Троцкий и грузин Сталин выделяются на этом фоне. Да несколько картинно смотрится троица военных комиссаров: Овсеенко, Крыленко и Дыбенко. И это на фоне нерусских фамилий верхушки большевистской партии!
Зато некоторые считают, что список первых народных комиссаров наглядно показывает, кто делал революцию. Наглядно? Ох, хитер товарищ Троцкий! Почти сто лет минуло, а его уловка по-прежнему работает. Или почти работает. Почти – это потому, что однажды Троцкий сам и проболтался. С кем не бывает. Вот и на него, как на какую-то старуху, нашлось проруха.
Обратимся к журналу «Вопросы истории КПСС». «В своей речи на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК РКП(б) 26 октября 1923 г. он оценивал свое еврейское происхождение как серьезный «политический момент». «Я прекрасно помню,– продолжал Троцкий, – как 25 октября, лежа на полу в Смольном, Владимир Ильич говорил: «Т. Троцкий! Мы вас сделаем наркомвнуделом. Вы будете давить буржуазию и дворянство». Я возражал. Я говорил, что, по моему мнению, нельзя давать такого козыря в руки нашим врагам, я считал, что будет гораздо лучше, если в первом революционном Советском правительстве не будет ни одного еврея. Владимир Ильич говорил: «Ерунда. Все это пустяки». Но, несмотря на это его отношение, все же, видимо, мои доводы на него отчасти подействовали. Во всяком случае, я избежал назначения на пост наркомвнудела и был назначен руководителем нашей иностранной политики...» (Вопросы истории КПСС, 1990, № 5).
Не правда ли, любопытное свидетельство? Ленин показал себя гибким политиком, и первый состав СНК оказался более-менее однородным по национальному составу. Не будем делить славян на русских и украинцев, тем более что по некоторым лицам трудно определить, кто они больше – русские или украинцы. Взять хотя бы Крыленко, фамилия украинская, между тем, его отцом был Василий Абрамович Крыленков.
Большевики всегда старались скрыть свои национальные корни. Достаточно сказать, что на первом съезде РСДРП евреи составляли большинство делегатов, а русский там был всего один. «В. Г. Короленко, которого никто не заподозрит в подыгрывании антисемитизму, переживая в Полтаве смутные годы, был прекрасно знаком с деятельностью большевиков и, в частности, чекистов. В своем дневнике он оставил в 1919 г. следующие записи: “Среди большевиков – много евреев и евреек. И черта их – крайняя бестактность и самоуверенность, которая кидается в глаза и раздражает”. “Большевизм на Украине уже изжил себя... Мелькание еврейских физиономий среди большевистских деятелей (особенно в чрезвычайке) разжигает традиционные и очень живучие юдофобские инстинкты”» (В. Г. Короленко в годы революции и гражданской войны. Вермонт (США), 1985 г.).
Вот и С. П. Мельгунов («На чужой стороне», Берлин, 1924, т. VII) писал: «Мнение, что большевизм – еврейское дело, сложилось в населении быстро и было вполне понятно: у нас, по крайней мере, большинство являвшихся большевицких деятелей были евреи».
Троцкий все это прекрасно понимал, потому и настоял на формировании именно такого, состоявшего в основном из славян, министерского состава. Зато потом можно было его и поменять. «После победы Великого Октября среди руководящих лиц новой власти оказалось весьма значительное число выходцев из еврейской среды. Существуют различные подсчеты. Согласно одному из них, например, среди 22-х членов Совета Народных Комиссаров РСФСР в середине 1918 г. 17 человек были евреями» (Из послесловия С. Н. Дмитриева «Призраки прошлого» к переизданию книги Мельгунова «Судьба императора Николая II после отречения». Журнал «Слово», 1991 г., №7). Как видите, не прошло и года...
Но все равно хитроумная попытка Троцкого оказалась напрасной. Известный еврейский общественный деятель И. Б. Шехтман в своей книге «Погромы Добровольческой армии на Украине. К истории антисемитизма на Украине в 1919-1920 гг.», цитируя другого еврейского историка И. М. Чериковера, пишет: «И. М. Чериковер запечатлел эту роль Председателя Реввоенсовета следующим образом: “Исключительно опасным возбудителем была при этом личность Троцкого. Почти в каждом погроме повторялось одно и то же: “Это вам за Троцкого”. Троцкий персонифицировал собой всю Советскую власть; никаких других большевистских имен для Добровольческой армии не существовало. Почти нет ни одного антисемитского воззвания, ни одной статьи, где не повторялось бы это имя”».

Изображение

Но ведь был не только Троцкий. Достаточно взглянуть на фотографию, запечатлевшую членов президиума съезда Советов Северной области. Первый ряд: Урицкий, Троцкий, Свердлов, Зиновьев, Лашевич. Уточнять их фамилии, имена и отчества? Может быть, неясен Лашевич? Михаил Михайлович Лашевич до вступления в большевистские ряды был сионистом. Достаточно? Кстати, Лашевич реально мог стать военным главой республики после смерти Фрунзе. Стал, как известно, Ворошилов.
Второй ряд. Харитонов. По имени Моисей (как и Урицкий). Лисовский. Опять же Моисей. Корсак, Зарин (по этим двум нет информации). Восков. Этот Самуил. Гусев Сергей Иванович, он же Драбкин Яков Давидович. Равич. Она Сарра. Бакаев. А вот этот русский. Возможно, русский и последний из позирующих – Кузьмин.
Если в ходе гражданской войны «стеснительность» их поубавилась, стали, как видите, открыто позировать, то в крайне непопулярных своих действиях они умело пользовались ранним рецептом Троцкого.
В 1921 году страну охватил сильнейший голод. Большевистские власти посчитали, что это хороший повод для разгрома ненавидимой ими православной церкви путем насильственного изъятия церковных ценностей. 12 ноября 1921 г. Совнарком учреждает секретную «комиссию Совнаркома по учету и сосредоточению ценностей», назначив ее председателем Троцкого (заместитель – Г. Базилевич). В начале марта 1922 г. большевики переходят к широкомасштабной кампании изъятия церковных ценностей. Однако сразу же наталкиваются на сопротивление верующих. Начинаются столкновения с войсками, посланными для обеспечения акций по реквизициям.
Одно из самых кровопролитных столкновений произошло 15 марта 1922 г. в Шуе, где большевики открыли огонь по верующим, убив 6 человек и ранив восьмерых. Конечно же, не обошлось без обычной для них лжи и подлога: один из красноармейцев был избит толпой, власти его ложно объявили убитым, переложив тем самым бремя вины на противоположную сторону.
Очередную хитрость придумал Троцкий, обратившийся 17 марта 1922 г. с письмом в Политбюро ЦК РКП(б). В нем он предложил создать секретные руководящие комиссии по изъятию ценностей. Наряду с этими секретными (напомню, главным печатным органом большевиков была газета с красивым, но лживым названием «Правда») комиссиями должны быть созданы в качестве определенной ширмы официальные комиссии. При этом Троцкий подчеркнул: «Строго соблюдать, чтобы национальный состав этих официальных комиссий не давал повода для шовинистической агитации». Если Троцкий со товарищи был так озабочен проблемами шовинизма, может быть, им не следовало бы лезть в революцию? Тогда никакого повода и вовсе не было бы. Но как же без них-то? Вот и создавали официальные комиссии с составом, который не давал повода для шовинистической агитации. Но уши-то все равно видны, как их ни скрывай.
Однако помощь голодающим была лишь предлогом появления этих комиссий, настоящей же целью было изъятие церковных ценностей и разгром самой православной церкви. Это недвусмысленно показывает текст письма. В нем значительное место уделяется вопросам агитации, которой предлагалось «придать характер, чуждый всякой борьбы с религией и церковью, а целиком направленный на помощь голодающим». Между тем, многие пункты письма как раз свидетельствуют именно о желании нанести удар по церкви.
Следует отметить еще один любопытный пункт в данном письме. При изъятии ценностей «коммунисты должны быть на всех соседних улицах, не допуская скопления, надежная часть, лучше всего ЧОН, должна быть по близости». В ЧОНе, кто не знает, значительную часть бойцов составляли интернационалисты, в первую очередь китайцы. Что им Россия, что им православие, что им русский народ? Для этих интернационалистов главным были деньги и еда, китайцы-пулеметчики так и говорили: «Сяо кушать, машинка стрелять, Сяо не кушать, машинка молчать».
То, что Калинин (глава ВЦИК, первое лицо в государстве) был подставной фигурой, говорит второй пункт этого письма. «Центральная комиссия должна состоять из председателя т. Калинина, Яковлева и Сапронова (после отъезда т. Сапронова в комиссию должен войти на правах его заместителя т. Белобородов, который должен войти в курс дела не позже среды), т. Уншлихт, Красикова (зам[естителем] Галкина), Винокурова, Базилевича». Это, так сказать, официальный список комиссии. А реальное положение дел показывает сноска к этому пункту: «Комиссия имеет бюро, работающее ежедневно (Яковлев, Сапронов) зам[еститель] Белобородов, Уншлихт, Галкин. Раз в неделю комиссия собирается при участии т. Троцкого». То есть, все решало бюро под еженедельным контролем Троцкого. Кстати, сохранился черновик этого письма. Именно там от руки Троцкого и появилась фамилия Калинина, вместо первоначальных строк: «Центральная комиссия могла бы состоять из члена секретариата Ц.К. или заведующего агит-проп. отделом Ц.К., из т. Сапронова, Уншлихта, Красикова, Винокурова и Базилевича. Комиссия имеет бюро, работающее ежедневно (представитель Ц.К., Сапронов, Уншлихт). Раз в неделю комиссия собирается при моем участии».
Два дня спустя Ленин в строго секретном послании членам Политбюро отреагировал на события в Шуе. Очень опасаясь за утечку информации, свое письмо он начал со строк: «Просьба ни в каком случае копий не снимать, а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже) делать свои заметки на самом документе». Не успокаиваясь на этом, Ленин завершает текст письма строками: «Прошу тов. Молотова постараться разослать это письмо членам Политбюро в круговую сегодня же вечером (не снимая копий)».
Меры сокрытия правды об истинном обличии большевиков имели серьезное основание. Вождь революции в своем секретном письме был весьма и весьма циничен, для него умирающие от голода люди обозначены не более как мусор, ставший поводом разгромить церковь и хорошенько обогатиться.
«Для нас, именно в данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля на голову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и беспощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления».
Вот истинное обличие «добренького дедушки Ленина». Тысячи трупов, каннибализм – для Ленина лишь прекрасный повод нахапать себе побольше золота и прочих ценностей. Может быть, для помощи голодающим? Еще чего! «Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство, в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе, в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов) мы должны во чтобы то ни стало».
Обратите внимание на мечты большевистского фюрера: сотни миллионов золотых рублей или даже несколько миллиардов. К этим цифрам мы еще вернемся.
Думается, что Ленин от радости потирал свои руки (как и другие большевистские вожди), когда узнал о разразившимся в стране голоде. Наверное, насвистывал веселые мелодии, может быть, даже и плясал. Вот, что он пишет дальше: «А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечивал нам сочувствие этой массы, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализирование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне».
Голод и смерть народа – радостный повод для удара по церкви. «Мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства».
Письмо Троцкого он, конечно же, читал. Вот и рекомендует: «Официально выступить с какими-то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин,- никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий». Троцкого нельзя! Борьба с антисемитизмом для большевиков была одним из главных направлений их деятельности. Недаром на съезде Советов в часы штурма Смольного сразу же после принятия «декрета о мире» (надо же было отрабатывать немецкие деньги?) была принята резолюция объявляющая «делом чести местных советов не допустить еврейских и всяких иных погромов со стороны темных сил». И только после этого большевиками был принят «декрет о земле».
События в Шуе Ленин тоже решил использовать по максимуму. Он пишет: «В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем несколько), причем дать ему СЛОВЕСНУЮ инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал, как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. …Чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности, также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».
23 марта Троцкий отправляет в Политбюро письмо с предложениями о мероприятиях по изъятию церковных ценностей. Первый пункт письма гласит: «Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании». Обратите внимание, что миллион рублей предлагается дать на помощь голодающим в качестве МЕРОПРИЯТИЯ, обеспечивающего агитационную кампанию по изъятию церковных ценностей. Не будь этой кампании, дали бы этот миллион? Конечно же, нет. Деньги выделены лишь в пропагандистских целях, да и миллион много ли это? Чуть ниже у нас будет возможность ответить на этот вопрос.
Во втором и третьем пункте своего письма Троцкий дает инструкции «зицпредседателю Фунту» - товарищу Калинину. Он даже расписал текст будущего интервью Калинина. Завершается инструктаж рекомендованной для интервью фразой: «Власть царя, помещиков и буржуазии свергнута трудовым народом не для того, чтобы позволить князьям церкви нарушать и призывать к нарушению советских законов, изданных для спасения жизни миллионов голодающих крестьян, крестьянок и их детей». А ведь в результате голода погибло по самым скромным подсчетам не менее 5 миллионов «крестьян, крестьянок и их детей». Погибло при власти большевиков и их советских законов. Для чего же они захватывали власть? На умирающих людей им было наплевать, это видно из сохранившихся сверхсекретных документов большевистской верхушки.
А вот и четвертый пункт письма Троцкого. «Ассигновать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию». По курсу того времени золотой рубль был примерно равен 10 тысячам советских рублей. Итак, на помощь голодающим большевики выделили столько же средств, сколько дали на расходы по изъятию церковных ценностей. Интересные цифры, не правда ли?
Впрочем, речь шла лишь о предполагаемом выделении этого жалкого миллиона золотых рублей. Почему жалкого? Вспомните приведенные Лениным ожидаемые цифры дохода от реквизиций – чуть ли не МИЛЛИАРДЫ золотых рублей.
Выделить или нет, главное – пообещать потерявшим всякую надежду умирающим с голода людям, что им наконец-то помогут. А наврать с три короба большевики всегда умели. Вот и «Известия» убеждали людей, что если обменять церковные богатства на хлеб, то голодающие в течение трех ближайших лет будут обеспечены продовольствием. Сообщались прожекты о закупке 10 тысяч тракторов, запаса засухоустойчивых семян, которых хватило бы на десять лет. Многие в последней надежде верили, но многие – нет. Несмотря на уловку с заменой облика Троцкого на лик Калинина, народ уже достаточно увидел истинный оскал народных «радетелей», как среди их вождей, так и той массы среднего звена, куда активно лезли большевики с дореволюционным стажем, а также и новоиспеченные борцы за новую власть, хлынувшие со своей «бестактностью и самоуверенностью» в органы этой самой власти. Потому и пестрели в сводках информационного отдела ГПУ сообщения о «погромной антисемитской агитации».
«Настроение Смоленского населения, возбужденное в связи с изъятием ценностей. 28/III во время прихода в собор КИЦЦ с колокольни раздался звон, на который сбежался народ. Под давлением толпы комиссии и прибывшим с ней курсантам пришлось уйти из собора. Толпа избила нескольких курсантов. Вызванной военной силой по толпе был открыт огонь. Есть убитые и раненные. Были случаи стрельбы по курсантам с балконов и из окон зданий. На Городском базаре велась погромная антисемитская агитация, были единичные случаи избиения евреев» (Из «Ежедневной сводки информационного отдела ГПУ о работе комиссии по изъятию церковных ценностей за 3 апреля [1922 г.] № 12»).
Спустя неделю после предложения о выделении голодающим миллиона рублей Троцкий пишет записку тов. Калинину и в Политбюро. Читаем: «Решено было отпустить миллион золотых рублей на голодающих в счет будущей реализации уже собранных церковных ценностей и распространить об этом, как можно шире. Между тем это не выполнено почему-то до сих пор». Неделя прошла, сколько людей умерло страшной смертью, а денег до сих пор не выделили. Не нашлось времени для одного росчерка пера? Медленно работали курьеры? Зато секретную записку Ленина мгновенно вкруговую разнесли по членам Политбюро. Она, конечно, важнее. Но, может быть, этот миллион рублей изначально не планировалось выделять? На это есть серьезные основания. Троцкий в своей записке далее пишет: «Считаю, что эту меру нужно провести ФАКТИЧЕСКИ и очень демонстративно». То есть миллион рублей все-таки следует ФАКТИЧЕСКИ выделить, а не только растрезвонить об этом в большевистской печати. И еще там же у Троцкого: «Следовало бы ДАЖЕ послать на Волгу один-два поезда с хлебом, купленным на ассигнованный миллион рублей». Иначе говоря, выделение и закупка хлеба еще не означала, что купленный хлеб ДОСТАНЕТСЯ голодающим. Куда же закупленный хлеб мог деться? Сгнить в хранилищах, а еще вернее, он мог быть продан обратно за границу. Не верите?
В 1921 году, когда уже начался голод в Поволжье, в центральных губерниях России был собран хороший урожай картофеля, который был… отправлен на переработку в питьевой спирт (1 миллион ведер) для вывоза за границу по линии Внешторга.
В 1922 году в ряде губерний был собран неплохой урожай зерна. Что с ним сделали? Продали за границу. 7 декабря Политбюро приняло постановление: «Признать государственно необходимым вывоз хлеба в размере до 50 миллионов пудов». А это около 10 тысяч вагонов с зерном. В пересчете на поезда – 500-1000 хлебных поездов. Сравните с 1-2 поездами с хлебом, которые Троцкий скрепя сердце предлагал послать голодающим Поволжья.
Но куда же, в таком случае, уходили деньги? Возьмем хотя бы строго секретное постановление Политбюро ЦК РКП(б) от 2 апреля 1922 года – «Об отпуске средств для ВЦИКа». Четыре пункта.
Первый. «Отпустить особый сверх- для ВЦИКа сметный кредит в 24.000.000.000 руб. на подарок 1-й Конной армии». 24 миллиарда советских рублей – это где-то 2,4 миллиона золотых рублей. Подарок 1-й Конной в 2,4 раза важней жизней десятков миллионов умирающих крестьян.
Второй пункт. «Отпустить сверхсметный особый кредит в 15.000.000.000 р. для Объединенной Школы имени ВЦИК».
Что за Школа такая? Это бывшие московские пулеметные курсы. Помимо учебы кремлевские курсанты выполняли задачи по охране и обороне Кремля (т. е. охраняли большевистскую верхушку вместе с их женами и чадами). Две с половиной тысячи курсантов в 1,5 раз важнее жизней десятков миллионов крестьян. Это, конечно, всем ясно.
Третий пункт. «Отпустить особый сверхсметный кредит в 20.000.000.000 руб. на выплату заработной платы рабочим и служащим ВЦИК за март». Чиновники одного только ВЦИКа съедали в 2 раза больше всех крестьян Поволжья. Это тоже понятно: для кого делали революцию? Для «рабочих и служащих» ВЦИКа. Кто был этими рабочими и служащими и козе понятно.
Последний четвертый пункт. «Отпустить особый сверхсметный кредит в 5.000.000.000 р. комиссии по изъятию ценностей». Троцкий предлагал 10 миллиардов, а дали только пять. Какая незадача. Ну, ничего, все еще впереди. Добавят еще. А пока с деньгами тяжело. Не хватает их. Ведь в сентябре 1921 года в самый разгар начала голода партия по ходатайству Президиума ВЧК выделила 1,8 миллиона золотых рублей на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов. Это тоже понятно: им же вскоре предстояла тяжелая работа по борьбе с предстоящими «злобными и преступными заявлениями контрреволюционеров о том, будто собранные ценности пойдут не на помощь голодающим крестьянам») (из письма Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) 23.03.1922 г.)
Ленин писал, что церковные богатства нужны для отстаивания позиций в Генуе. Одним из главных вопросов Генуэзской конференции (апрель-май 1922 г.) было решение о строительстве взаимоотношений европейских стран с большевистским режимом. Для этого большевикам и нужны были деньги, золото, драгоценности. Жена Троцкого в те дни разъясняла недопонимающим, что «теперь не время разбираться, у вас нет ничего, кроме бумажек, а вы думаете, что они нужны в Генуе. Нужно создать новый революционный фонд, так как только золотом мы сможем добиться признания нашей власти».
Участие большевиков в Конференции вызвало негодование в среде русской эмиграции. Но разве оно что-нибудь решало, когда большевики трясли перед Западом золотой мошной? Заграничное Собрание Русских Церквей приняло специальное Обращение к участникам Конференции, в котором, в частности, говорилось следующее.
«Среди множества народов, которые получили право голоса на Генуэзской конференции, не будет только представительствовать двухсотмиллионный народ русский, потому что невозможно же назвать его представителями, и притом единственными, его же поработителей, как нельзя было в средние века признать гуннов представителями франкских и германских племен Европы, хотя среди гуннских вождей, конечно, успевали втереться несколько процентов предателей из народов европейских, как и среди наших коммунистов – евреев, латышей и китайцев – втерся известный процент русских, и то преимущественно не на первых ролях. Впрочем, если бы вожди большевиков и не были инородцами и иноверцами, то и тогда какая же логика может признать право народного представительства за теми, кто поставил себе целью совершенно уничтожить народную культуру, то есть прежде всего то, чем народ жил почти тысячу лет – его религию, чем продолжает жить и теперь, перенося жестокое гонение на свою родную веру, будучи лишен самых священных для него – Московских Кремлевских – храмов и всех почти русских монастырей, бывших в его глазах светочами жизни, рассеянными по лицу всей земли русской? Завоеватели-большевики казнили сотнями тысяч русских людей, а теперь миллионами морят их голодом и холодом: где было слышно, чтобы интересы овечьего стада представляли собою его истребители – волки?»
Золото было нужно большевикам и для перевода средств на их личные счета в зарубежные банки, в первую очередь американские и швейцарские. А еще больше – на нужды Коминтерна. Товарищ Зиновьев, избранный в марте 1919 года на первом съезде Коминтерна его главой, писал: «Российская коммунистическая партия считает долгом величайшей чести прийти на помощь братским партиям всем, чем она может».
Вот ВСЕМ, чем могли и помогали. Очень щедро. Все началось с приема делегатов Первого конгресса Коминтерна в Большом Кремлевском дворце 5 марта 1919 г. По личному распоряжению Ленина к пиршествующему столу было приказано доставить «икру – 110 пудов, поросят молочных – 800, рыбы красной – 200 пудов». Польских коммунистов, кстати, представлял Иосиф Уншлихт, тот самый, который три года спустя войдет в состав комиссии Троцкого по реквизициям.
Не знаю, насколько был прав И. Бунич, когда писал, что «элегантные костюмы делегатов и обнаженные плечи женщин, одетых по последней европейской моде, хотя и контрастировали со строгими френчами «народных» комиссаров, но создавали дополнительную экзотику, давая понять всем присутствующим, что мировая революция – не такое уж плохое дело, и за нее стоит пойти на известный риск, коль уже это проверено на России».
После съезда часть делегатов уехала в родные края поднимать рабочий класс на революцию, а часть осталась на гостеприимной российской земле. «Руководство ИККИ вначале поселили в Кремле, позже предоставили прекрасные квартиры в Доме правительства. Рядовые сотрудники, задержавшиеся в Москве делегаты конгрессов и заграничные гости жили в гостинице «Люкс» на Тверской. По ордерам и мандатам получали белье дамское и теплое, шелк, куртки меховые, галоши, валенки и бурки, туфли домашние, брюки, галстуки, часы карманные, портфели-чемоданы и даже носовые платки. Несмотря на царящую в стране разруху бесплатный быт здесь наладили неплохо: бельишко – «постельное и тельное» отдавали в стирку, имелись швейная и сапожная мастерская, а также столовая. Согласно рассекреченному финансовому отчету, в ней с октября 1920 по 1 марта 1921 год ежемесячно бесплатно столовались «105 делегатов, 320 сотрудников, 40 рабочих». В финотчете перечисляются выданные в пудах: куры – 123, сливочное масло – 794, мясо копченое – 554, кофе – 64, конфеты – 369, рыба – 256, мука пшеничная – 800, хлеб белый – 715, мед – 13. А еще коминтерновцы съели 11 пудов консервированной рыбы, 1911 банок консервированных овощей, вволю полакомились сардинами, икрой, сыром, яблоками, свежими огурчиками и яйцами. Только колбаски и сгущенного молока досталось всего по пуду» (Т. Белоусова, «Совершенно секретно», №6, июль 2009 г.).
Ничего не изменилось и в голодные 1921-22 годы. Бюджет Коминтерна в 1922 году составил почти 3 миллиона золотых рублей. Не жалко! А в апреле того же года Политбюро выделяет в качестве резервного фонда еще 400 тысяч золотых рублей. Справедливости ради, Коминтерн не остался в стороне от помощи голодающим, призвав рабочих отчислить однодневный заработок. Много ли собрали? Вот информация по Швеции. Собранные суммы незначительны, в виду собственных экономических проблем. Шведские коммунисты попытались организовать сбор средств на устраиваемых ими праздниках, базарах, различных вечерах. В итоге в семи населенных пунктах собрали 530 крон. А из России местные коминтерновцы только за год получили 300 тысяч крон.
Секретарь Коминтерна Анжелика Исааковна Балабанова, бывшая подруга Бенито Муссолини, обосновавшаяся в Стокгольме впоследствии вспоминала: «Корабли прибывали в Стокгольм каждую субботу. Они привозили мне огромное количество денег… Я получила письмо от Ленина, в котором он писал: “Дорогой товарищ Балабанова, …я умоляю Вас, не экономьте. Тратьте миллионы, много миллионов”. И они тратили миллионы, десятки миллионов рублей в валюте, золоте, драгоценностях ради приближения мировой революции.
Красиво жили не только коминтерновцы, но и многие большевики в России. Взять, к примеру, Ларису Рейснер. ее мужем был знаменитый большевик Федор Раскольников – «темный авантюрный деятель, сын питерского выкреста» (С. Н. Семанов, «Кронштадтский мятеж», М., 2003). Революционный матрос – это широко известно. Но мало кто знает, что он был призван в 1915 году на флот, однако в матросы пойти не захотел и смог каким-то образом устроиться в гардемарины. А шел ему тогда уже двадцать четвертый год, в то время как его одноклассниками по учебе были семнадцатилетние парнишки.
После Февральской революции бросил Морской корпус и стал «революционным матросом». А в 1918 году назначен Троцким главным комиссаром Балтфлота. Показав себя бездарным командиром и попав в плен вместе с двумя кораблями, которыми он командовал, Раскольников умудрился в 1920 году стать главкомом Балтфлота. А в 1921 году вспыхнул Кронштадтский мятеж. От расстройства Раскольников заболел, вмешался Калинин, «дали вина, особый стол, лекарства – и кризис прошел» (К. А. Залесский, «Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь». Москва, «Вече», 2000г.).
Его жена Лариса Рейснер послужила прототипом образа комиссара в пьесе В. Вишневского «Оптимистическая трагедия». Ее отец, немецкий еврей, женился на потомственной российской аристократке Екатерине Александровне Хитрово, состоявшей в отдаленном родстве с потомками Кутузова.
«Зимой 1920/21 года в голодном и холодном Кронштадте супруги Раскольниковы вели образ жизни, который самым мягким словом определялся бы как «нескромный». Да, конечно, давно уже существовали пайки для «ответственных работников», «госдачи» и т. п., однако новоявленная традиция предписывала никак это не афишировать, тем паче не хвалиться. А супруги-революционеры расположились в богатом особняке, завели обширный штат прислуги, устраивали на прежний манер «приемы», на коих мадам любила блистать нарядами. Нечего и говорить, какое впечатление это производило на моряков, в том числе партийных» (С. Н. Семанов, «Кронштадтский мятеж).
Об этот же рассказывал и Осип Мандельштамм, несколько раз навещавший комиссарскую пару. По его словам они жили в голодной Москве по-настоящему роскошно – особняк, слуги, великолепно сервированный стол. Говорили даже, что Лариса принимала ванны из шампанского. Большевики! Заслужили.
А затем она бросила Раскольникова и стала любовницей Карла Радека. Того самого, который любил бравировать своей нечистоплотностью, рассказывая, «как ссорится с женой, когда та не позволяет супругу садиться в одну ванну с черным пуделем Чертиком из опасения за чистоту кобеля» (Р. Штильмарк, «Горсть света»).
Как же так? Аскеты-революционеры, на фронтах питавшиеся черным хлебом, и – вдруг – изысканные яства на фамильных княжеских сервизах?
«Тут – какая-то чертова загадка: почему люди, которые совсем недавно жертвовали собой, жили не хуже дорогих вам «подвижников церкви», истинными аскетами, вдруг полюбили особняки (непременно – особняки: квартиры хоть в 20 комнат – им мало!), шампанское, кокоток, да которые подороже, из балета, собственные поезда, «тридцать тысяч курьеров», а жены их – бриллианты в орех («нельзя ли с царицы?»), альфонсов и, конечно, десяток новых платьев в месяц, если не из Парижа, то хотя бы (с кислой миной!) от Ламановой... В чем тут дело?» Это отрывок из так называемого письма Бухарина Илие Британу, с кем тот был дружен. До сих пор не прекращаются споры о подлинности письма. Но, как бы то ни было, текст письма удивительно правдоподобен. Конечно, не для упертых поклонников Троцкого и Ленина.
Пир во время чумы – это точное определение того, что творилось в те годы. От голода погибло более 5 миллионов крестьян. В Поволжье от голода и его последствий умерло в среднем 10-14 процентов всего населения, в первую очередь страдали дети, их погибло около 30%. Я, конечно, понимаю, что деньги для приближения мировой революции гораздо важнее. Не все же умерли. Бабы еще нарожают. Зато выжившие будут жить при коммунизме.

Изображение

«Удобрения коммунистической нивы» (по Н. Бухарину).

О положении дел в стране большевистское руководство было прекрасно осведомлено. Об этом позаботился информационный отдел ГПУ, который доставлял к столу членов Политбюро секретные сводки. «Наблюдается голодание… детей не носят на кладбище, оставляя для питания» (Из информационной сводки ГПУ по Самарской губернии от 3 января 1922 г.). «В Ишимском уезде из 500.000 жителей голодают 265.000. Голод усиливается. В благополучных по урожайности волостях голодают 30% населения. Случаи голодной смерти учащаются. На границе Ишимского и Петропавловского уездов развивается эпидемия азиатской холеры. На севере свирепствует оспа и олений тиф…» (Из аналогичной сводки по Тюменской губернии от 15 марта 1922г.).
Как отреагировал Ленин, мы уже знаем. Он наконец-то получил прекрасный повод разгромить православную церковь: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей».
Троцкий, когда ему сказали, что голодает и Москва ответил: «Это не голод… Вот когда я заставлю ваших матерей есть своих детей, тогда вы можете прийти и сказать: "Мы голодаем"».
На фоне бесчеловечных и циничных пассажей вождей большевиков разительным контрастом выглядит позиция православной церкви, которая еще с лета 1921 года стала искать пути спасения голодающих. Патриарх Тихон обратился с посланием к христианам мира. «Величайшее бедствие поразило Россию. Пажити и нивы целых областей ее, бывших ранее житницей страны и удивлявших избытки другим народам, сожжены солнцем. Жилища обезлюдели и селения превратились в кладбища непогребенных мертвецов. Кто еще в силах, бежит из этого царства ужаса и смерти без оглядки, повсюду покидая родные очаги и землю. Ужасы неисчислимы...
Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода»
Откликнулись многие. Анатоль Франс пожертвовал голодающим свою Нобелевскую премию. Римский папа внес 1 миллион лир. «Американская административная помощь» выделила 25 тысяч вагонов продовольствия. Но куда ушли деньги? На закупку кожаного обмундирования для ЧК? Вот именно. А зерно? За два первых месяца 1922 года в порты Черного моря поступило свыше 21 миллиона пудов зерна, из которых большевики смогли вывезти в центр страны лишь полтора миллиона пудов. Больше не смогли, как следствие этого поставка зерна из-за границы была остановлена.
Не смогли перевезти? Было бы желание. На перевозку грузов Красного Креста в помощь голодающим в 1921 году большевики выделили всего-навсего 125 тысяч советских рублей. В пересчете на золотые рубли – около 6 тысяч з.р. Сравните с 24 миллиардами, выделенными на подарок 1-й Конной Армии и 15 миллиардами для пулеметной школы, охранявшей вождей и их семьи.
Патриарх Тихон еще 22 августа 1921 года обратился к властям с письмом с предложением добровольно помочь голодающим и организовать сбор денежных средств и продовольствия для них. Согласно советским законам религиозные организации не имели права заниматься какой-либо благотворительностью. Только лишь в декабре ВЦИК принял постановление, разрешающее сбор средств для голодающих. К тому времени их число достигло 23 миллионов и прогнозировался дальнейший рост до 50 миллионов человек.
Возможно, инициатива патриарха и надоумила Ленина с Троцким использовать голод в стране в качестве повода для изъятия церковных ценностей. Что было дальше, мы уже знаем из секретных документов Политбюро РКП(б). Следует добавить, что церковь оказалась в самом невыгодном положении. Советские средства массовой информации не сообщали о благотворительной роли церкви, зато вели активную пропаганду на ее очернение, обильно рассказывая на своих страницах о нежелании отдать церковные ценности, выставляя церковных служителей как главных виновников продолжающихся смертей людей. На такую пропагандистскую компании денег уже не жалели, на наглядную агитацию уходила четвертая часть денег, полученных в ходе реквизиций.
Сколько же сотен миллионов золотых рублей (по мечтателю Ленину – миллиардов) было получено в ходе этой операции? Получено 4.650.810 золотых рублей и 67 копеек. Плюс 964 антикварные вещи. И все. На миллион авансом, как вы помните, планировали купить зерна. Зато на технические нужды (оплата труда грузчиков, ящики, транспорт) потратили 1.559.592 рубля.
Как большевики торопились побыстрее продать церковные богатства можно видеть на примере того же Троцкого. «Для нас важнее, - писал Троцкий,- получить в течение 1922-1923 годов за известную массу ценностей 50 миллионов, чем надеяться в 1923-1924 годах получить 75 миллионов. Наступление пролетарской революции в Европе, хотя бы в одной из больших стран, совершенно застопорит рынок ценностей: буржуазия начнет вывозить и продавать, рабочие станут конфисковывать и пр. и пр. Вывод: нужно спешить до последней степени».
А его жена, которая возглавляла в Наркомпросе отдел музеев и курирующая культурно-художественные ценности, 4 марта 1922 года подписала инструкцию отдела музеев Наркомпроса «по ликвидации церковного имущества», согласно которой переплавке и уничтожению могли подвергаться предметы искусства, созданные после 1725 года.
Всего с 1917 до начала 1922 года на «нужды революции» было истрачено 812 232 600 рублей золотом [РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 2761, л. 28.].
«Почитай, нет в России ни одного дома, у которого мы прямо или косвенно не убили мать, отца, брата, дочь, сына или вообще близкого человека, и... все-таки Феликс спокойненько, почти без всякой охраны пешочком разгуливает (даже по ночам: помните, как мы однажды встретили его около Манежа?) по Москве; а когда мы ему запрещаем подобные променады, он только смеется презрительно и заявляет: “Что?? Не посмеют, пся крев!..”
И он прав: не посмеют...
Удивительная страна!» (Н. Бухарин – И. Британу).
И сейчас до сих пор многие с пеной у рта защищают этих большевистских фюреров.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Удивительная страна
СообщениеДобавлено: 04 окт 2010, 20:33 
Не в сети
Автор
Цитата
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 окт 2009, 20:40
Сообщений: 528
Записка Л. Д. Троцкого членам Политбюро ЦК РКП(б) о создании секретной комиссии по изъятию ценностей из московских церквей
11 марта 1922 г.

ЧЛЕНАМ ПОЛИТБЮРО т.т. ЛЕНИНУ, МОЛОТОВУ, КАМЕНЕВУ, СТАЛИНУ.

Работа по изъятию ценностей из Московских церквей чрезвычайно запуталась, в виду того, что наряду с созданными ранее комиссиями Президиум ВЦИК создал свои комиссии — из представителей ПомГола председателей Губисполкомов и Губфинотделов. Вчера на заседании моей комиссии в составе т.т. Троцкого, Базилевича, Галкина, Лебедева, Уншлихта, Самойловой-Землячки, Красикова, Краснощекова и Сапронова мы пришли единогласно к выводу о необходимости образования в Москве секретной ударной комиссии в составе: председатель — т. Сапронов, члены: т. Уншлихт (заместитель — Медведь), Самойлова-Землячка и Галкин. Эта комиссия должна в секретном порядке подготовить одновременно политическую, организационную и техническую сторону дела. Фактическое изъятие должно начаться еще в марте месяце и затем закончиться в кратчайший срок. Нужно только, чтобы и Президиум ВЦИК и Президиум Московского Совета и ЦК Помгол признали эту комиссию как единственную в этом деле и всячески ей помогали. Повторяю, — комиссия эта совершенно секретная, формальное изъятие в Москве будет итти непосредственно от ЦК ПомГола, где т. Сапронов будет иметь свои приемные часы.
Прошу скорейшего утверждения этого постановления, как обязательного для всех, во избежание какой бы то ни было дальнейшей путаницы.

Л. ТРОЦКИЙ.

— Л. 2. Заверенная машинописная копия, сосланная одновременно с л. 1 (№ 23-6). Датирована по экземпляру чернового протокола АПРФ.




Письмо Л. Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями об организации изъятия церковных ценностей, с поправками Политбюро
17-20 марта 1922 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ПРОТОКОЛУ № 114 п. 6 ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК РКП от 20.III.- 22 г.

В центре и в губерниях создать секретные руководящие комиссии по изъятию ценностей по типу московской комиссии Сапронова-Уншлихта. Во все эти комиссии должен непременно входить либо секретарь Губкома, либо заведующий агит.-пропотделом.
ПРИМЕЧАНИЕ: В важнейших губерниях установить ближайшие сроки изъятия, в менее важных — более поздние, после того, как сведения об изъятии в Петроград[ской] и др. центральных губ. распространяется по всей России.
Центральная комиссия должна состоять из председателя т. Калинина, Яковлева и Сапронова (после отъезда т. Сапронова в комиссию должен войти на правах его заместителя т. Белобородов, который должен войти в курс дела не позже среды, 22.Ш, т. Уншлихт, Красикова (зам[естителем] [—] Галкина), Винокурова, Базилевича *.
В губернских городах в состав комиссии привлекается комиссар дивизии, бригады или начальник политотдела.
Наряду с этими секретными подготовительными комиссиями имеются официальные комиссии или столы при комитетах помощи голодающим для формальной приемки ценностей, переговоров с группами верующих и пр. Строго соблюдать, чтобы национальный состав этих официальных комиссий не давал повода для шовинистической агитации.
В каждой губернии назначить неофициальную неделю агитации и предварительной организации по изъятию ценностей (разумеется, не объявляя такой недели). Для этого подобрать лучших агитаторов и, в частности военных. Агитации придать характер, чуждый всякой борьбы с религией и церковью, а целиком направленный на помощь голодающим.
Одновременно с этим внести раскол в духовенство, проявляя в этом отношении решительную инициативу и взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто выступают в пользу изъятия.
Разумеется, наша агитация и агитация лойяльных священников ни в коем случае не должны сливаться, но в нашей агитации мы ссылаемся на то, что значительная часть духовенства открыла борьбу против преступного скаредного отношения к ценностям со стороны бесчеловечных и жадных “князей церкви”.
На все время кампании, особенно в течение недели, необходимо обеспечить полное осведомление обо всем, что происходит в разных группах духовенства, верующих и пр.
В случае обнаружения в качестве организаторов выступления буржуазных купеческих элементов, бывших чиновников и пр. арестовывать их заправил. В случае надобности, особенно, если бы черносотенная агитация зашла слишком далеко организовать манифестацию с участием гарнизона при оружии с плакатами: “церковные ценности для спасения жизни голодающих” и пр.
Видных попов по возможности не трогать до конца кампании, но негласно, но официально (под расписку, через Губполитотделы) предупредить их, что в случае каких либо эксцессов они ответят первыми.
Наряду с агитационной работой должна итти организационная: подготовить соответственный аппарат для самого учета и изъятия с таким рассчетом, чтобы эта работа была проведена в кратчайший срок. Изъятие лучше всего начинать с какой либо церкви, во главе которой стоит лойяльный поп. Если такой нет, начинать с наиболее значительного храма, тщательно подготовив все детали. (Коммунисты должны быть на всех соседних улицах, не допуская скопления, надежная часть, лучше всего ЧОН, должна быть по близости и пр.).
Везде, где возможно, выпускать в церквях, на собраниях, в казармах представителей голодающих с требованием скорейшего изъятия ценностей.
К учету изъятых церковных ценностей при помголах допустить в губерниях и в центре представителей лойяльного духовенства, широко оповестив о том, что население будет иметь полную возможность следить за тем, чтобы ни одна крупица церковного достояния не получит другого назначения, кроме помощи голодающим.
В случае предложения со стороны групп верующих выкупка за ценности заявить, что вопрос должен быть рассмотрен в каждом отдельном случае в ЦК Помгола, ни в каком случае не приостанавливая при этом работы по изъятию. Опыт в провинции свидетельствует, что такие переговоры ведутся без серьезных намерений выкупить и вносят только неопределенность и деморализацию.
В Москве работа должна итти уже установленным порядком, с тем, чтобы к изъятию приступить не позже 31 марта.
Полагаю, что для Петрограда можно было бы установить тот же приблизительно срок по соглашению с т. Зиновьевым, ни в каком случае не форсируя слишком кампанию и не прибегая к применению силы, пока политически и организационно вся операция не обеспечена целиком.
Что касается губерний, то Губкомы должны на основании этой инструкции, сообразуясь со сроком, назн[аченным] в Москве и под контролем Цен[тральной] комиссии назначить свой собственный срок, с одной стороны, обеспечив тщательную подготовку, а с другой стороны не затягивая дело ни на один лишний день и с таким расчетом, чтобы важнейшие губ. пошли в первую очередь.

17.III.22 г.

Л. ТРОЦКИЙ.

* Комиссия имеет бюро, работающее ежедневно (Яковлев, Сапронов) зам[еститель] Белобородов, Уншлихт, Галкин. Раз в неделю комиссия собирается при участии т. Троцкого.
— Л. 17-18. Заверенная машинописная копия 1930-х гг.
— АПРФ, ф. 3, оп. 1, д. 266, л. 14-17. Черновой протокол заседания Политбюро. Машинописный подлинник первоначального документа; подпись — факсимиле. Выше текста документа напечатан адрес рассылки: “ТОВАРИЩУ КАМЕНЕВУ. ТОВАРИЩУ МОЛОТОВУ. ТОВАРИЩУ САПРОНОВУ”. На л. 14 вверху рукописная помета о принадлежности документа к делопроизводству заседания Политбюро, протокол № 114, п. 6 от 20 марта 1922 г. (№ 23-18). Здесь же другая рукописная помета: “Прил[ожение] 114, п. 6”. Вверху справа машинописный гриф: “с. секретно”. Штамп Секретного архива ЦК ВКП(б) с инвентарным номером.
На документе следующая рукописная правка:
1) на л. 14 —
а) зачеркнуты в начале письма заголовок “К вопросу об изъятии ценностей” и преамбула: “В отношении изъятия ценностей сделано было, главным образом Президиумом ВЦИК, все для того, чтобы сорвать кампанию. Уполномоченный Президиума т. Лебедев ни разу не собрал комиссии за время моего отпуска. Декрет об изъятии был издан и опубликован совершенно независимо от хода подготовки и оказался холостым выстрелом, предупредившим попов о необходимости серьезной подготовки к отпору. Отсутствие какой бы, то ни было работы центральной тройки (Лебедев, Красиков, Сосновский) привело к полному разнобою в провинции. Думаю, что дело можно поправить, если поставить его в центре внимания партии. Предлагаю следующие конкретные мероприятия”.
б) в п. 1. перед “губерниях” вписано над строкой “важнейших”, затем слово зачеркнуто. В конце пункта добавлено: “примечание”, но сам текст примечания отсутствует, таким образом первоначальный вариант пункта остался без изменения.
в) несколько раз переделывался текст п. 2. Первоначальный машинописный текст: “2. Центральная комиссия могла бы состоять из члена секретариата Ц.К. или заведующего агит-проп. отделом Ц.К., из т. Сапронова, Уншлихта, Красикова, Винокурова и Базилевича. Комиссия имеет бюро, работающее ежедневно (представитель Ц.К., Сапронов, Уншлихт). Раз в неделю комиссия собирается при моем участии”.
Рукописная правка этого пункта делалась сначала в тексте над строкой, затем поперек левого поля л. 14, затем текст пункта правился на отдельном чистом л. 17, где получил вид, совпадающий с публикуемым окончательным (д. 23, л. 17).
Над строкой вместо зачеркнутого “могла бы” написано “должна”, вместо зачеркнутого “члена секретариата Ц.К. или заведующего агит-проп. отделом Ц.К.” написано “из председателя — т. Калинина, Яковлева”, в скобках (состав бюро) вместо зачеркнутого “представитель Ц.К.” написано “Яковлев”, после фамилии “Сапронов” написано “заместитель] Белобородов”, после фамилии “Уншлихт” написано “Галкин”. В конце текста “при моем участии” исправлено на “при участии т. Троцкого”. Помещенный в окончательном варианте в скобках текст об отъезде Сапронова и о его заместителе Белобородове: “(после отъезда... 22. III)” сперва начали записывать после слов “т. Сапронова” над второй строкой п. 2, но так как там не хватало места, перенесли его на левое поле, где он был записан дважды — первый текст заканчивался фамилией “т. Белобородов”, во второй раз были дописаны и слова о сроке его готовности. Все эти три текста зачеркнуты — т. к. окончательный текст о Сапронове и Белобородове, не отличавшийся от опубликованного выше текста № 23-14, был записан на л. 17. В первоначальный текст п. 2 на л. 14 о составе комиссии над строкой после фамилии “Красикова” было добавлено “(заместителем] Галкина)”; там же после фамилии “Базилевича” было добавлено “т. Яковлева, обязав его правильно работать”. Этот текст о Яковлеве над строкой зачеркнут и перенесен на левое поле: “председателем комиссии назначить т. Калинина, представителем ЦК в комиссии — т. Яковлева, обязав его правильно работать”. Этот текст о Яковлеве (“представителем... работать”) был повторен и при окончательном формулировании текста п. 2 на л. 17, но затем был зачеркнут, а фамилия Яковлева на л. 17 вписана над строкой после фамилии Калинина. Первоначальный текст о Бюро Центральной комиссии не был зачеркнут на л. 14, но на л. 17 уже не попал.
2) на л. 16 — а) В первоначальный текст п. 17 были сделаны 2 вставки: после слов “сообразуясь со сроком, назначенным в Москве” добавлено над строкой “и под контролем Центральной] Комиссии”; в конце текста после слов “ни на один лишний день” приписано “и с таким расчетом, чтобы важнейшие губернии пошли в первую очередь”.
На левом поле той же рукой и чернилами напротив п. 17 помета: “Вписать из прот[окола]”, напротив п. 2 помета: “Списать в протокол”.
Список присутствовавших см. № 23-17.
— РЦХИДНИ, ф. 5, оп. 2, д. 48, л. 16-17. Машинописная копия того времени первоначального документа, сделанная в Бюро Секретариата ЦК РКП(б) и заверенная помощником секретаря Политбюро Ш. Н. Манучарьянц. Выше текста документа напечатан адрес рассылки: “ВСЕМ ЧЛЕНАМ ПОЛИТБЮРО ДЛЯ СВЕДЕНИЯ тт. Ленину, Сталину, Зиновьеву”. Здесь же штамп “Архив т. Ленина” с рукописными датой “25.IV.22” и входящим номером. Рукописный исходящий номер Секретариата ЦК РКП(б) с датой “19/III-22 г.”.
— Там же, л. 19. Незаверенная машинописная копия того времени, сделанная для В. И. Ленина. Вверху штамп “Архив т. Ленина” с рукописными датой “26.IV.22” и входящим номером.
— Там же, ф. 17, оп. 3, д. 283, л. 6-7. Другой незаверенный экземпляр той же машинописной закладки.
— ГАРФ, ф. 1235, оп. 140, д. 59, л. 69. Другой незаверенный экземпляр то же машинописной закладки.
— ЦА ФСБ, ф. 1, оп. 6, д. 410а, л. 13, 14. Машинописная копия того времени, сделанная в Бюро Секретариата ЦК РКП(б) и заверенная помощником секретаря Политбюро К. Т. Свердловой. Подстрочное примечание к пункту 2) внесено в основной текст. Непропечатанные буквы левого края текста (от 5 до 10 букв) пунктов 13) и 14) вписаны, от руки К. Т. Свердловой.
— Опубликовано по экземпляру РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 3, д. 283, л. 6-7 с орфографической правкой: Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 194-195.




Письмо В. И. Ленина членам Политбюро о событиях в г. Шуе и политике в отношении церкви
19 марта 1922 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО.

Товарищу Молотову. Для членов Политбюро.

Просьба ни в каком случае копий не снимать, а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже) делать свои заметки на самом документе. Ленин.

По поводу происшествия в Шуе, которое уже поставлено на обсуждение Политбюро, мне кажется, необходимо принять сейчас-же твердое решение в связи с общим планом борьбы в данном направлении. Так как я сомневаюсь, чтобы мне удалось лично присутствовать на заседании Политбюро 20-го марта, то поэтому изложу свои соображения письменно.
Происшествие в Шуе должно быть поставлено в связь с тем сообщением, которое недавно Роста переслало в газеты не для печати, а именно, сообщение о подготовляющемся черносотенцами в Питере сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей. Если сопоставить с этим фактом то, что сообщают газеты об отношении духовенства к декрету об изъятии церковных ценностей, а затем то, что нам известно о нелегальном воззвании патриарха Тихона, то станет совершенно ясно, что черносотенное духовенство во главе со своим вождем совершенно обдуманно проводит план дать нам решающее сражение именно в данный момент.
Очевидно, что на секретных совещаниях влиятельнейшей группы черносотенного духовенства этот план обдуман и принят достаточно твердо. События в Шуе лишь одно из проявлений и применений этого общего плана.
Я думаю, что здесь наш противник делает громадную стратегическую ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас, именно в данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля на голову и обезпечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.
Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обезпечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство, в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе, в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов) мы должны во что-бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обезпечивал нам сочувствие этой массы, либо, по крайней мере, обезпечил-бы нам нейтрализирование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.
Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что, если необходимо для осуществления известной политической цели, пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый краткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут. Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже черезчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью. Кроме того главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов заграницей, т.е. эс-эрам и милюковцам, борьба против нас будет затруднена, если мы, именно в данный момент, именно в связи с голодом, проведем с максимальной быстротой и безпощадностью подавление реакционного духовенства.
Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и безпощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю себе следующим образом:
Официально выступить с какими то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин,— никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий.
Посланная уже от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятий, не должна быть отменяема. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме, именно потому, что она секретна, противник, конечно, скоро узнает).
В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем несколько), причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал, как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро дает детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как разстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности, также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров.
Самого патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать хотя он несомненно стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского и Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно.
На Съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и Ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение Съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности, самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с безпощадной решительностью, безусловно ни перед чем не оста[на]вливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу разстрелять, тем лучше[.] Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать.
Для наблюдения за быстрейшим и успешнейшим проведением этих мер назначить тут же на Съезде, т. е. на секретном его совещании, специальную комиссию при обязательном участии т. Троцкого и т. Калинина без всякой публикации об этой комиссии с тем, чтобы подчинение ей всех операций было обезпечено и проводилось не от имени комиссии, а в общесоветском и общепартийном порядке. Назначить особо ответственных наилучших работников для проведения этой меры в наиболее богатых лаврах, монастырях и церквах.

Ленин. 19.III.22.

Прошу тов. Молотова постараться разослать это письмо членам Политбюро в круговую сегодня же вечером (не снимая копий) и просить их вернуть секретарю тотчас по прочтении с краткой заметкой относительно того, согласен ли с основою каждый член Политбюро, или письмо возбуждает какие-нибудь разногласия.

Ленин.

— Л. 20—23 Машинописная копия того времени, заверенная заместителем заведующего шифрбюро ЦК РКП(б) С. Ф. Чечулиным. После второй машинописной подписи “Ленин” напечатано:
“Пометка рукою тов. Молотова:
“Согласен. Однако, предлагаю распространить кампанию не на все губернии и города, а на те, где действительно есть крупные ценности, сосредоточив соответственно силы и внимание партии.
19.III. Молотов””.
В конце документа машинописная помета: “Подлинник передан в институт Ленина”.
— РЦХИДНИ, ф. 2, оп. 1, д. 22947, л. 1-4. Машинописный подлинник; подписи В. И. Ленина машинописью. На л. 4 в левом нижнем углу машинописная помета: “19.III.22. Приняла по телефону М. Володичева”. Поверх этой пометы рукой В. М. Молотова сделана напечатанная в копии АПРФ помета “Согласен... В. Молотов”. На л. 1 рукописная помета о принадлежности документа к делопроизводству заседания Политбюро, протокол № 114, п. 5 от 20 марта 1922 г. (№ 23-17).
— Там же, л. 5—8. Другой экземпляр той же машинописной закладки.
— Опубликовано: по экземпляру РЦХИДНИ — Вестник Русского Студенческого Христианского движения. 1970. № 98. С. 54-57; Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190-193.





Письмо Л. Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями о мероприятиях по изъятию церковных ценностей, принятыми Политбюро
23 марта 1922 г.

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ПОЛИТБЮРО ЦК РКП ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. т. т. ЛЕНИНУ, СТАЛИНУ, КАМЕНЕВУ, ЗИНОВЬЕВУ, МОЛОТОВУ.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

Ассигновать немедленно миллион рублей в счет изъятых церковных ценностей для получения хлеба для голодающих. Широко оповестить об этом как о первом ассигновании.
Тов. Калинину вызвать одного из лойяльных епископов, например Антонина, и привлечь его к работе по учету изымаемых церковных ценностей (как спеца). Широко об этом оповестить.
Тов. Калинину дать интервью такого содержания:
а) изъятие ценностей ни в коем случае не является борьбой с религией и церковью. ЦК Помгол вполне готов оказать верующим содействие в приобретении тех или других предметов религиозного обихода, взамен изымаемых ценностей.
б) Совершенно независимо от вопроса о религии, духовенство в вопросе об изъятии ценностей явно разбивается на две группы: Одна считает необходимым оказать голодающему народу помощь из тех церковных ценностей, которые созданы самим же народом, а другая явно антинародная, жадная и хищная.
в) Эта вторая группа, очень многочисленная, заняв враждебную позицию по отношению к голодающему крестьянству, тем самым заняла враждебное положение и по отношению к советской власти. Отказывая голодающим в помощи под всякими лицемерными предлогами и с иезуитскими ухищрениями, правящая часть духовенства занимается в то же время явно преступной контрреволюционной агитацией против советской власти.
г) Декрет об изъятии ценностей возник по инициативе крестьян голодающих губерний, широких беспартийных масс и красноармейцев. И сейчас многомиллионные массы со всех сторон требуют полного и твердого выполнения декрета. Борьба против декрета ведется со стороны кучки князей церкви и поддерживающих их бывших купцов, подрядчиков, отставных чиновников, заправляющих сплошь и рядом, делами групп верующих. Подавляющее большинство верующих целиком на стороне декрета об изъятии ценностей.
д) В ответ на злобные и преступные заявления контрреволюционеров о том, будто собранные ценности пойдут не на помощь голодающим крестьянам и их хозяйствам, ЦК Помгол, и в центре и через свои органы на местах, привлекает к учету и контролю над расходованием собранных церковных ценностей, как лойяльных священников, так и верующих мирян.
е) Не вмешиваясь по прежнему в дела церкви, советская власть не допустит, разумеется того, чтобы группа церковных князей, шедшая ранее всегда за одно с царем, его министрами, помещиками, дворянами, капиталистами, теперь вела контрреволюционную борьбу против власти рабочих и крестьян. Власть царя, помещиков и буржуазии свергнута трудовым народом не для того, чтобы позволить князьям церкви нарушать и призывать к нарушению советских законов, изданных для спасения жизни миллионов голодающих крестьян, крестьянок и их детей.
Ассиг[н]овать 10 миллиардов советскими деньгами на расходы по изъятию.
Всей партийной печати широко использовать факт, сообщенный в “Известиях” под заголовком: “Преподобные контрабандисты”. Дать ряд статей. Повторять изо дня в день. Призывать к обереганию церковных ценностей, расхищаемых шайкой попов и проч. и проч.

Л. ТРОЦКИЙ.

23.III.22 г.
— Л. 37-38. Заверенная машинописная копия, сделанная одновременно с л. 39 (№ 23-26).
— Л. 41-42. Другой заверенный экземпляр той же машинописной закладки.
— АПРФ, ф. 3, оп. 1, д. 268, л. 22-23. Черновой протокол №116 заседания Политбюро. Машинописный подлинник, подпись — факсимиле. На л. 22 вверху слева записи результатов опроса:
1) “За — Сталин” (фиолетовыми чернилами рукой секретаря);
2) “За — Молотов” (автограф красными чернилами);
3) “За Л. Каменев” (автограф красным карандашом). Выше рукописная помета, отсылающая к постановлению Политбюро, протокол №116, п. 17 от 23 марта 1922г. (№ 23-26). Внизу штамп о принадлежности документа к делопроизводству заседания Политбюро, протокол №8, п. 11 от 26 мая 1922 г. (№ 23-49). На л. 23 штамп Секретного архива ЦК ВКП(б) с инвентарным номером. Адрес в начале документа: “В ПОЛИТБЮРО”. Выше напечатано: “П[очто]-Т[елеграмма] №” и написано от руки “209”.




Записка Л. Д. Троцкого во ВЦИК М. И. Калинину и в Политбюро ЦК РКП(б) В. М. Молотову об отпуске средств для голодающих
30 марта 1922 г.

с. секретно.

ТОВАРИЩУ КАЛИНИНУ.
КОПИЯ ПОЛИТБЮРО ТОВАРИЩУ МОЛОТОВУ.

Решено было отпустить миллион золотых рублей на голодающих в счет будущей реализации уже собранных церковных ценностей и распространить об этом, как можно шире. Между тем это не выполнено почему-то до сих пор. Считаю, что эту меру нужно провести фактически и очень демонстративно. Следовало бы даже послать на Волгу один-два поезда с хлебом, купленным на ассигнованный миллион рублей.

Л. ТРОЦКИЙ 30 марта 1922 г.

— Л. 51. Машинописный подлинник, подпись машинописью. Круглая гербовая печать: “Председатель Реввоенсовета Республики и Народный Комиссар по Военным и Морским делам”. В левом верхнем углу рукописная резолюция: “Проверить у т. Калинина. В. Молотов. 30/III”. Рукописная помета о принадлежности документа к делопроизводству заседания Политбюро, протокол № 116, п. 17 от 23 марта 1922 г. (№ 23-26). Штамп Секретного архива ЦК ВКП(б) с инвентарным номером.
— ГАРФ, ф. 1235, оп. 140, д. 60, л. 719. Другой экземпляр той же машинописной закладки, подпись — факсимиле. Рукописные пометы: вверху — “дост. пост. ПБ и внести в През[идиум] ВЦИК”; внизу — “Исполнено: дана заметка в газету, сделано постановление] Президиума] ВЦИК об ассигновании] 1 милл[иона] руб. 4/IV. А. Белобородов]”.




Постановление Политбюро ЦК РКП(б) “об отпуске средств для ВЦИК'а”. Из протокола заседания Политбюро № 117, п. 3
от 2 апреля 1922 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

3. — Об отпуске средств
3. —
Отпустить особый сверх- для ВЦИК'а сметный кредит в 24.000.000.000 руб. на подарок 1-й Конной армии.
Отпустить сверхсметный особый кредит в 15.000.000.000 р. для Объединенной Военной Школы имени ВЦИК.
Отпустить особый сверхсметный кредит в 20.000.000.000 руб. на выплату заработной платы рабочим и служащим ВЦИК за март.
Отпустить особый сверх-сметный кредит в 5.000.000.000 р. комиссии по изъятию ценностей.

СЕКРЕТАРЬ ЦК

— Л. 53. Машинописная выписка того времени на бланке ЦК РКП(б) первой половины 1920-х гг.
— АПРФ, ф. 3, оп. 1, д. 269, л. 5. Черновой протокол заседания Политбюро. Машинописная выписка на бланке ЦК РКП(б), сделанная в апреле 1922 г. Выше текста выписки напечатано: “Выписка из протокола заседания Политбюро ЦК. РКП от 29/III-22 г. № 117”. Вверху штамп о принадлежности документа к делопроизводству заседания Политбюро, протокол № 117, п. 3 от 2 апреля 1922 г. Листа присутствовавших и повестки дня нет — в деле оформлены только результаты опросов, дата этого оформления условна.




Сводная ведомость ЦК Последгол ВЦИК о количестве изъятых церковных ценностей

[4 ноября 1922 г.]

ВЕДОМОСТЬ количества собранных церковных ценностей по 1-е Ноября 1922 г.
I. По телеграфным сведениям местных Комиссий по изъятию ц[ерковных] ц[енностей] изъято:
Золота 33 п. 32 ф.
Серебра 23.997 п. 23 ф. 3- Бриллиантов 35.670 шт.
Пр[очие] др[агоценные] камни 71.762 шт.
Жемчуга 14 п. 32 ф.
Золотой монеты 3.115 руб.
Серебрян! ой] монеты 19.155 руб.
Различ[ных] драгоценных] вещей 52 п. 30 ф.
II. Из указанного количества поступило в Гохран:
Золота 18 п. 16 ф.
Серебра 18.567 п.
Жемчуга 1 п. 25 ф.
Монеты золотой 3.115 руб.
[Монеты] сереб[ряной] 19.155 руб.
Бриллиантов 5.209 кар.
Розы 1.712 кар.
Цветн[ых] камней 13.403 кар.
Пр[очих] различн[ых] вещей 2.732 шт.
ИЗ НИХ:
а) запродано НКФину:
Золота 14 п. : На общую В Золотых рублях.
Серебра 17.000 п. \ сумму 2.915.597 р. 50 к.
6) Отсортировано и оценено драгоценных камней:
Бриллиантов 5.209 кар. : Вся партия
Розы 1.712 кар. ; оценена в 132.886 р. 57 к.
Цветн[ые] 13.403 кар. : зол[отых] камни : рубл[ях]
Жемчуг 1.076 зол.
в) Остается в Гохране не реализованными по оценке курсу дня в золотых рублях:
Золота 4 п. 32 ф. 31.948 р. 40 к.
Серебра 1.567 п. 271.240р.
Жемчуга 1 п. 12 ф. 19.968 р.
Монеты зол[отой] — 3.115р.
Серебрян[ых] размен[ных] монет 19.155 р. 4.631р.
ИТОГО 330.902р.
III. Осталось на местах по оценке курсу дня:
Золота 15 п. 18 ф. на сумму 121.274 р. 60 к.
Серебра 7.430 -”- 947.781 р. 60 к.
Жемчуг 13 пуд. 7 ф. -”- 202.368 р.
ИТОГО 1.271.424 р. 20 к.
Всего изъято по приблизительному подсчету на сумму 4.650.810 р. 67 к.
Кроме указанных церковных ценностей отобраны антикварные вещи в количестве 964 пред[метов], которым будет произведена особая оценка.

/ЦК Последгол ВЦИК: А. Винокуров

— Л. 76-77. Машинописный подлинник, подпись — автограф. Датирован по сопроводительному письму (см. примеч. к № 23-50).
— ГАРФ, ф. 1065, оп. 4, д. 182, л. 125. Машинописный экземпляр того времени. Текст сохранился до строки “ИТОГО...” пункта II. В подпункте а) строка “В золотых рублях” вписана от руки. В подпункте в) в строке “З. Жемчуга...” напечатано: “По 4 руб. за золотник”, в строке “5. Серебряных]...” — “в зол[отых] руб.” Вверху документа рукописная помета: “45 II”.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Удивительная страна
СообщениеДобавлено: 10 сен 2011, 23:56 
Не в сети
Зарегистрирован
Цитата

Зарегистрирован: 10 сен 2011, 23:44
Сообщений: 5
Это история. Через 1000 лет всеравно будут люди вспоминать так как такое бывает 1 раз!
______________________________________
аренда вертолета


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Быстрый ответ
Имя пользователя:
Заголовок:
Текст сообщения:
Введите текст вашего сообщения. Длина сообщения в символах не более: 60000

Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
Размер шрифта:
Цвет шрифта

 • Добавить изображение
Настройки:
BBCode ВКЛЮЧЕН
[img] ВКЛЮЧЕН
[flash] ВЫКЛЮЧЕН
[url] ВКЛЮЧЕН
Смайлики ВКЛЮЧЕНЫ
Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Подтверждение отправки
Для предотвращения автоматического размещения сообщений, на этой конференции необходимо ввести код подтверждения. Код отображён на картинке ниже. Если из-за плохого зрения или по другим причинам вы не можете прочесть код на картинке, свяжитесь с администратором
Код подтверждения:
Введите код в точности так, как вы его видите. Код не зависит от регистра, символа нуля в нём нет.
 


Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB

Style supported by CodeMiles Team.